USD 27.07.2017 59.9102 0.0917
USD ММВБ 17:16 59.88190  
EUR 27.07.2017 69.6816 -0.0189
EUR ММВБ 17:16 69.7140  
Нефть($) 26.07.2017 50.34 0.96
Нефть(p) 26.07.2017 3015.88 +62.04
Стоимость жетона метро в Петербурге могут поднять до 50 рублей Обвиняемый в организации теракта в Петербурге пожаловался на сотрудников ФСБ Смольный подарил РПЦ участок в Комарово за 30 млн рублей Суд отправил владельца обрушившейся квартиры на Каменноостровском под домашний арест
МИХАИЛ ГРАЧЕВ
Директор Исаакиевского собора Мудров: Музей должен быть и музей будет
О дальнейшей судьбе Исаакия, о новых проектах и текущих делах рассказал «Санкт-Петербург.ру» директор музея-памятника «Исаакиевский собор» Юрий Мудров.
Прошло уже больше полугода с того момента, когда губернатор Петербурга Георгий Полтавченко на вопрос, есть ли возможность, чтобы Исаакиевский собор остался в собственности города, отрезал: «Вопрос решен».

Тем не менее государственный музей-памятник все еще сохранил статус-кво, а заявка от РПЦ до сих пор не пришла в Смольный. За эти полгода прозвучали десятки аргументов за и против передачи собора, прошло несколько митингов, сменилось три времени года. Последним ключевым событием в этой истории стало назначение на пост директора государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Юрия Мудрова, которого петербургская пресса охарактеризовала как религиозного искусствоведа.

Назначение Мудрова многими воспринялось как то, что городские власти нашли человека, готового спокойно «похоронить» музей, однако такой вывод поспешен. Мы встречаемся с новым директором музея в том же кабинете, где проходила беседа с его предшественником Николаем Буровым. Кабинет не успел кардинально измениться, исчез один из двух огромных макетов Исаакиевского собора и еще несколько интересных вещиц. Мудров неплохой оратор, но с актером Буровым, у которого во всех отношениях великолепно поставлена речь, соревноваться ему было бы тяжело. Новый директор с первого взгляда производит впечатление человека, знающего свое дело, а в ходе разговора убеждаешься в том, что он музейщик до мозга костей. Подкупает и его обходительность, а также спокойное восприятие отличной от его точки зрения. Мудров старается перевести разногласия в дискуссионную плоскость и найти подходящее для всех решение. Вероятно, именно поэтому он и занял должность директора ставшего причиной спора музея.
До сих пор вы не дали однозначной оценки факту передачи Исаакиевского собора в собственность РПЦ, ограничившись словами: «У нас есть соглашение с Петербургской Епархией, будем работать». Все же, ваше мнение, Исаакий должен остаться в собственности города или перейти к церкви?
Исаакий представляет собой грандиозный практический труд людей, архитектурную и художественную мысли, творческое горение
– Я пришел на эту должность 15 июня, и в этот день президент нашего государства Владимир Владимирович Путин сказал: «Быть и музею, быть и собору». Вот когда нам будут предложены какие-то конкретные модели дальнейшего развития, или властными структурами, или президентом будет что-то сказано, тогда можно будет говорить о конкретных изменениях. Сейчас и церковь, и музей работают по своим схемам. Церковь заботится о религиозной стороне вопроса, а мы печемся о том, чтобы в наших музеях показать, что человек велик, прекрасен и дела его рук прекрасны.

Я не думаю, что будут какие-то разночтения послания президента. Памятник Исаакиевский собор — на все времена. Все разумные люди понимают, что никогда в нем не будет никаких ограничений для публики. Туда ходили, ходят и будут ходить люди всех вероисповеданий, всех образов мыслей.
А если все же заявка от церкви на передачу собора придет, будете ли вы отстаивать музейную часть?
– Конечно, а как же? Музей должен быть! Но вообще, я не думаю, что музей придется отстаивать, ведь без музейной части нельзя. Исаакиевский собор, помимо того, что это храм, также представляет собой грандиозный практический труд людей, архитектурную и художественную мысли, творческое горение. Музей должен быть и музей будет. Музейные фонды, а в их числе колонны, полуколонны, стены, потолок, живопись, а не только экспонаты, так вот они останутся у музея.

У нас с Санкт-Петербургской епархией существует соглашение о социальном партнерстве, оно подписано еще Николаем Викторовичем Нагорским, это второй директор ГМП «Исаакиевский собор». Там прописано: две службы в день. Недавно епархия попросила сделать больше служб в центральном нефе. Само количество служб осталось прежним, изменилось лишь место их проведения, и то в некоторые дни - я уверен, туристам это не мешает. Есть двунадесятые праздники – это основные события из жизни Христа: Вознесение, Воскресение, Рождество и так далее - их 12. Плюс праздники Исаакия Далматского, Александра Невского и Святой Екатерины. В эти дни службы будут проходить в центральном нефе. Больше ничего нового.

Вот кто-то говорит: «Службы мешают туристам, а туристы мешают службе». Я опросил своих сотрудников – оказывается, никаких жалоб ни на туристов, ни на службы нет. Я считаю, что все вопросы нужно решать сообща, за столом в ходе переговоров. Договориться можно всегда.
Вы успели ознакомиться с текущим положением дел? Как оцениваете показатели посещения и прибыли музея?
– В целом показатели на уровне прошлого года, различия совсем небольшие: где-то чуть больше, где-то чуть меньше. Абсолютно естественная ситуация. Нужно годик поработать, и тогда смогу дать вам свою оценку, доволен я или недоволен. Туристический поток не снизился, плановые показатели мы выполняем. Исходя из этого, мы имеем возможность продолжать нашу деятельность в том же режиме - интенсивном, но спокойном.

Идет реставрация кровли Спаса на крови, продолжает реставрироваться «фонарик» Исаакия - к следующему сезону будет готов, идет реставрация в центральном нефе и реставрация соборной живописи. Это все в плановом порядке. У нас очень сильное реставрационное подразделение, возглавляет его Борис Данилович Подольский, который также участвовал в реставрации Царского Села, который занимается этим очень много лет и успел поработать с самыми старыми и опытными мастерами.

В воскресенье я целый день провел в соборе, пришел еще до начала службы. Наблюдал абсолютно за всем, начиная от того во сколько начинают пускать туристов, и заканчивая организацией продажи сувенирной продукции. Остался доволен, абсолютно. Доволен всем - и музейной частью, и церковной. Мне очень понравилось, как пел большой церковных хор.
Каким вы видите будущее собора? Что хотели бы изменить? Какие проекты, выставки, экспозиции и прочее хотелось бы реализовать в должности директора Исаакиевского собора?
Многие сотрудники почти всю свою жизнь отдали работе в музее и обожают собор. Вот Нонна Александровна идет по Исаакиевскому, и вдруг раз, колонну погладит, потому что все родное
– Чего-то принципиально нового мы пока не придумали. Сейчас мы хотим создать музей реставрации на Большой Морской, 40. Почему именного его? Петербург, Ленинград — это город, в котором была создана лучшая в стране и даже во всем мире школа реставрации. Именно у Петербурга есть огромный опыт по восстановлению объектов, разрушенных во время Великой Отечественной войны. Мы хотим доступным современным языком все это подать и показать, и также собирать архивные данные: сведения о людях, методах и методиках. Для посетителей мы предложим современную интерактивную экспозиционную часть. Мы хотим открыто выставлять образцы - кирпич, кусок малахита или другой материал, из которого сделаны шедевры петербургской архитектуры. Задумываемся над тем, чтобы попросить реставраторов заниматься своей работой прямо в музее - оборудовать там рабочее место. Хочется, чтобы посетителям показали, как это все делается, а самое главное, чтобы они сами могли поучаствовать в процессах. Мы уже активно работаем над этим проектом, есть рабочая группа.

Есть специальный человек, которые занимается новыми технологиями в ранге заместителя директора - Виктор Александрович Веселов. У меня есть дети и внук (показывает фотографию голубоглазого малыша – прим. авт.), я знаю, как иногда традиционные музейные формы навевают скуку на молодых людей. А если музей не для молодых людей, то для кого? Хочу добавить, что я не люблю гламур как таковой. Мне очень нравится креативность, новые технологии, я с большим интересом спускаюсь на крыльцо дирекции - здесь постоянно играют какие-то группы. Креатив и творчество – это прекрасно. И необязательно все должно быть абсолютно интеллектуальным. Но обязательно все нужно делать доступным и привычным для следующих поколений, шагать в ногу со временем. И мы очень хотим использовать новые технологии в музее реставрации.

Еще у нас замечательно работает детский центр, мы набираем детей на следующий учебный год. Также делаем выставку «200 лет с начала строительства Исаакиевского собора», и сейчас ей очень увлечены. Не только потому, что это часть нашей научной работы очень интересная, но еще и потому что это позволит показать очень занимательные документы, артефакты, чтобы снять вопрос интерпретаций, кому в какое время принадлежал собор, кто им управлял. Каждый желающий сам сможет сделать для себя выводы.
Как вас принял коллектив? Со многими людьми в структуре музея были знакомы?
Традиционный музей навевает скуку на молодежь, а если музей не для молодых людей, то для кого? Нужно шагать в ногу со временем
– Коллектив здесь прекрасный, работают большие специалисты. Со многими был знаком раньше, особенно с музейными работниками, научными сотрудниками, хранителями, экскурсоводами. Познакомился в Исаакиевском соборе с дамами, одна из которых работает там уже 49 лет, вторая – на год меньше. Они такие бойкие и веселые. Многие почти всю свою жизнь отдали работе здесь и просто обожают собор. Вот, например, Нонна Александровна идет по Исаакиевскому, и вдруг раз, колонну погладит, потому что все родное.

Мне кажется, коллектив очень работоспособный. А работа, кстати, напряженная, народа очень много. Разные службы, реставрационная, например, работают без перебоя. За полгода нужно собрать всю документацию по Исаакиевскому собору для выставки.
Будут ли при вас кадровые перестановки?
– Ушли всего два человека. Как известно, ушла Ирада Вовненко. Насколько я знаю, она сама написала заявление, и это ее личное дело. Я с ней, если честно, не знаком. Еще один человек ушел вслед за Николаем Витальевичем еще до моего прихода. При мне кадровых перестановок не ожидается, за исключением появления должности заместителя директора по научной работе. Ее необходимо ввести, как же такой памятник и без научной работы? В этом году мы проведем конференцию, посвященную вопросам реставрации, и сделаем большой научный каталог к выставке.
У вас серьезное музейное прошлое — замдиректора по научной работе музея-заповедника «Ораниенбаум», работа в ГМЗ «Павловск», замдиректора по экспозиционной, выставочной работе и внешним связям Музея истории религии. Поможет ли вам предыдущий опыт?
– Конечно, поможет. Опыт никогда бесследно не проходит. Самое главное – из коллег сделать своих союзников и соработников. К людям, которые проработали здесь много лет и понимают, что любят свое дело, надо прислушиваться и создавать для них режим наибольшего благоприятствования.

Был и передовой опыт - помню, мы создали первое «общество друзей» в Павловске. Нигде, даже в Эрмитаже такого не было. Кстати, сделать выставку к двухсотлетию со дня начала строительства Исаакиевского — это тоже из прошлого опыта. Впрочем, думаю, что не всегда прошлое напрямую будет влиять на мою деятельность, скорее опосредованно.
Ваш предшественник, Николай Буров, высказывался: «Эрмитаж и Русский музей - это космос. Мы - одно из небесных тел». Есть ли желание стать космосом?
Исаакиевский собор на все времена - туда ходили, ходят и будут ходить люди всех вероисповеданий, всех образов мыслей
– Я думаю, мы не будем сравнивать себя с Эрмитажем и Русским музеем. Мы другие. Исаакий, Спас на крови — это величайшие творения человеческих рук, квинтэссенция духовной жизни, но Эрмитаж и Русский музей – это места, где множество проявлений человеческого духа и мастерства разных стран и разных цивилизаций. И задачи у этих музеев абсолютно другие.

Как-то «Исаакиевский собор» как музейное учреждение занимался организацией выставки Народного артиста СССР, художника Владимира Васильева, но я думаю, что более нам таким заниматься не надо. Нам нужно искать новое в том, что у нас уже есть. Надо идти по пути дальнейшего изучения наших памятников, обращаться к более близким духовной жизни явлениям и не заходить в ситуации, которые не касаются соборов. Исаакий – выдающийся памятник, но он не дает такого всеобъемлющего погружения в человеческую деятельность, как Эрмитаж. У нас разные пути.
Есть ли у вас у любимое место в соборе? Какое?
– Мое любимое место — конец левого придела святого Александра Невского, ближе к выходу из собора. Я люблю там посидеть. Я люблю и тишину, и шум, который издают туристы, люблю, когда вечером хор поет.


Фото к тексту: Диана Ахмадуллина

© Санкт-Петербург.ру
Резник предложил создать комиссию по расследованию задержаний на митинге 12 июня Активисты предложили подземке бесплатно провозить стоящих в очереди пассажиров Весь Заячий остров закроют 30 июля до 15 часов Минобороны запустило к параду ВМФ в Петербурге специальное приложение
Дорожники смольнинского "Центра" красят ограждения прямо поверх грязи Смольный проиграл суд по логотипу Петербурга от студии Артемия Лебедева "Царскому Селу" подарили хрустальное яйцо Фаберже Петербург занимает первое место в России по заболеваемости вирусными гепатитами
«Теплосеть» 26 июля проведет повторные испытания труб в Кировском районе В Петербурге 26 июля днем будут кратковременные дожди Петербург возглавил рейтинг популярных у туристов городов в День ВМФ Между Петербургом и китайским Чэнду запустят прямой авиарейс

 
Made on
Tilda