USD 17.02.2018 56.3554 -0.2364
USD ММВБ 00:05 0.0000  
EUR 17.02.2018 70.6471 -0.0247
EUR ММВБ 00:05 0.0000  
Нефть($) 16.02.2018 64.90 +0.53
Нефть(p) 16.02.2018 3657.47 +14.66
В Петербурге 19 февраля будет небольшой снег со свежим ветром Руководство «ВКонтакте» рассказало о причине сбоя Где блины, тут и мы: пять настоящих блинных в Петербурге «Яндекс» назвал любимые блины петербуржцев
Автор: Анна Добровольская
Владислав Степанов: Пропустил неделю тренировок — ломка, это вызывает зависимость
Владислав Степанов переехал из Петербурга в Стокгольм шесть лет назад. Несмотря на то, что увлечение бегом появилось давно, серьезная спортивная мотивация – только в Швеции. О национальных особенностях спортивной культуры, знакомстве с системой дистанционного тренинга s10.run и роли тренера.
Все началось где-то в 2008 году. Тогда по обоюдному согласию мы с женой решили заниматься хоть каким-то спортом. И только спустя два года я начал фокусироваться на беге. До этого, начиная с восьмого класса школы, у меня спорта в принципе не было. Был такой студенческий образ жизни, который перетек в семейный неторопливый, тогда еще без детей. Сейчас их у нас двое, но тогда мы позволяли себе расслабиться. Беззаботный ритм.
Человек, который никогда не бегал, думает, что пробежать он может 1-2 км. Ведь бегал только до светофора или автобусной остановки.
Понятно, что для здоровья это не очень хорошо. Вес и недостаток тонуса – лишь следствие. Спишь 9-10 часов и не высыпаешься просто потому, что тело нагружено таким количеством канцерогенов и других плохих вещей, что за ночь оно не успевает восстановиться. Не очень хорошее ощущение, потому что ты много времени тратишь на восстановление и при этом не получаешь его.
Поэтому мы с женой и решили пойти в спортивный клуб. Бег я использовал в качестве разминки. В тот момент цель была немножко другая. Как говорят атлеты, которые занимаются со свободными весами: «Сначала сжечь, высушиться, а потом набрать мышечную массу». То есть два-три раза в неделю пару километров в свободном темпе. Начинал тренировку – 2 км и заканчивал тренировку – 2 км. Warm up и cool down (разогрев и охлаждение).
А потом, когда только начали появляться смартфоны, я подсел на тематические приложения. На тот момент их было несколько, в том числе Endomondo и RunKeeper. Начал с первого. Увидел в Facebook, что кто-то постит с Endomondo трекинг GPS. Думаю: «О, классно». То есть мало того, что я буду заниматься, у меня появится социальный граф. Я начинал с одного раза в неделю, потом – два раза. И при этом каждая из тренировок не была систематична. Cтарался не пропускать дни, но при этом контент, то есть наполнение тренировки, был совершенно обычным, одно и то же. Трасса одна и та же, темп один и тот же. В Питере у нас ведь как, только погода разная! И в таком режиме я тренировался пять лет.

Только в 2016 году я увидел пост Юрия Строфилова о том, что хорошо пить пиво и бегать. Внизу увидел ссылку на s10.run. И все произошло достаточно быстро, наверное, в течение дня. Тренеров на тот момент там было немного. Почему я выбрал Ивана Бубнова, уже не помню. Списались с ним в Telegram, и через месяц он начал давать мне задания. Собственно, из-за s10.run и начал пользоваться Telegram.

Тренировки до этого времени у меня всегда были на открытом воздухе, потому что приложения не работали в спортзале, ты должен получить координаты GPS. Единственное, что я тогда мерил, – это километраж. Было важно, сколько я могу. Когда новички только становятся на эту тропу, они задумываются: «А сколько я могу?» Человек, который никогда не бегал, думает, что пробежать он может 1-2 км, не больше. Ведь максимум бегал только до светофора или автобусной остановки.
И когда рамки раздвигаются, появляется первый стимул, первая мотивация.
Именно километраж, даже не темп. Потому что, когда ты начинающий бегун, ты не до конца понимаешь, что значит 5 мин/км, 4 мин/км и так далее. А дистанция понятна всем. В том же Facebook ты можешь показать, и всем станет понятно, что 5 км – это нормально, 10 км – очень хорошо, ну а 20 – вообще круто. Первые два года я на этом только и фокусировался. Минимум бегал 5 км. Потому что меньше пяти – это, считай, и вспотеть не успел. Хотя, на тот момент я потел прилично даже на 5 км и при низком темпе. В среднем выходило 18 км в неделю. По сегодняшним меркам – это, конечно, ерунда. Но на тот момент казалось, что очень круто. Некоторые и на машине столько не проезжают, а я пробегал.
Если поставить беговые тренировки на поток, делать систематически, у тебя будет возможность до глубокой старости поддерживать форму.
Потом стало скучно смотреть на километры, к тому же не было большой мотивации и желания удлинять. В первые три года максимум я бежал 12 км за один раз. Знаете, есть экстенсивное сельское хозяйство, а есть интенсивное. Вот и мне хотелось работать в сторону «интенсивного сельского хозяйства», чтобы понимать, что внутри, что происходит после 12 км и можно ли как-то варьировать темп и добиваться чего-то большего.
В 2012 году мы переехали из Питера в Стокгольм, а в Швеции массовый спорт «монстрических» размеров, я бы сказал. Здесь занимаются абсолютно все, регулярно, круглогодично, несмотря на то, что Швеция, как и Питер, находится в климатическом поясе, который у нас называют умеренным, и шесть месяцев в году здесь на дорогах может лежать лед. Я приехал сюда и увидел, как люди могут, что они делают. На тот момент я работал в Теле2. И у нас с коллегами было небольшое русскоязычное сообщество. Они и решили пригласить меня на один из массовых забегов. Здесь их полно, да и в России, как я вижу по отчетам, забегов становится больше. И, кстати, в Швеции не возникает вопросов с поиском спонсоров. В России это большая проблема. А здесь всегда есть спрос. Всегда найдется тысяч пять участников, которые заплатят по 20-30 евро, и будет и призовой фонд, и возможность заплатить людям, которые работают над этим.
И вот, в мае 2013 года – первый массовый забег. Было круто, потому что я почувствовал, как много людей занимается. Это приобщение к субкультуре. С другой стороны, я посмотрел, насколько сильно люди отличаются от меня по физической подготовке, насколько они лучшие бегуны, чем я. Посмотрел на пенсионеров, которым по 60-70 лет, и как они меня делают. Я тогда пробежал 10 км за 49:57. Для меня это было очень быстро. Тактика была следующая: первые три километра во весь опор, пока силы есть, а потом посмотрим. И началось: сначала меня обходили более-менее ровесники, потом возрастная группа 40+, потом 50+.
И я думаю: «Как так можно? Я пыхчу, а меня обходит какой-то 60-летний старичок или старушка».
После финиша понял, что все-таки не в возрасте дело. Дело в том, что, если поставить это на поток, делать систематически, у тебя будет возможность до глубокой старости поддерживать форму. А в наши годы (мне тогда и тридцати не было) нужно рвать – база-то хорошая. И тогда я начал интенсифицировать. Участие в массовых забегах было для меня возможностью не только посмотреть на себя в массе, но и на массу вокруг себя. Про горнолыжный спорт принято говорить: «Сезон где-то под Питером в Коробицыно – это как два дня в Альпах». То же самое и здесь. Два забега в массовых стартах для меня – это как целый год тренировок наедине в Приморском районе, где мы жили, в Парке 300-летия Петербурга. И забеги – это дикая мотивация.

Нисколько не жалею, что в тот момент нашлись люди, которые меня могли пригласить. Сам я боялся. Думал, что это, наверное, для людей, которые бегают хорошо. Потому что, когда человек занимается самолюбованием на Facebook, – это для своих, для друзей. А когда ты делаешь это достоянием общественности, при всех, и у тебя какой-то результат, например, пять тысяч участников, а ты «три тысячи какой-то», думаешь, что хочется повыше. Да и здесь вроде как за компанию. В институте многие курят за компанию. Пять минут между парами – что ты успеешь сделать? Только покурить. То же самое здесь. Момент социализации в беге очень важен. Но главное не переусердствовать. Потому что в какой-то момент из социализации это превращается в натуральное самолюбование. После того как я разместил два-три забега на странице Facebook, жена Настя мне сказала: «Ну тебе же не 12 лет. Что это такое? Чем ты красуешься? Здесь нет инфоповода».
Задача в 2500 км, которые я преодолел за прошлый год, появилась из ниоткуда, с потолка. До этого несколько раз я делал 1000 км в год. Чувствуешь, что без особого напряга можно пропустить неделю, потом наверстать. Но 1000 км – это меньше 30 в неделю. А вот 49 км в неделю – уже лучше. Когда поставил цель, я уже знал, что на работу я хочу бежать и с работы я хочу бежать. И не только летом. Но эта дистанция без учета соревнований.
Для меня бег – это эмоциональная история, погружение в себя. Ты очищаешь себя, свои мысли.
Конечно, я размышлял о том, что можно заниматься с тренером и до того, как узнал о системе s10.run. Когда я поучаствовал в парочке полумарафонов, подумал, как бы мне добавить некую степень спортивного профессионального знания. Не просто найти тренировочный план в Garmin или RunKeeper, а добавить живого человеческого опыта от того, кто закончил Академию им. Лесгафта или наравне с ней. Очень рад, что нашел Ивана.
Для меня было важно сочетание наличия живого человека по ту сторону системы и доступной цены. И когда я увидел систему, подумал, что все настолько логично. Это же современная цифровая экономика. Необязательно наличие живого человека. У тебя есть телефон, есть система, есть люди по ту сторону. Я часто говорю Ивану, чтобы он не думал, сколько здесь стоит персональный тренер. Если человек не прорабатывает с тобой технику лично, по сути, он и не нужен рядом. Удивительно, что никто ни в Сколково, ни в Силиконовой долине об этом даже не задумался. Поэтому был приятно удивлен, что в России и именно в Питере есть люди, которые этим занимаются. Я нажал на кнопочку и получил результат, как поется в известной песне. Добавилась систематика, увеличилось количество стартов.
Заниматься с Иваном я начал сразу после Парижского марафона, в апреле 2017 года. Критерий, который лежит на поверхности, – это время. Марафон у меня стал быстрее на восемь минут, 30 км - на девять минут, полумарафон – на десять. Результат складывался из многих составляющих. Если бы у меня не было возможности так активно заниматься, а мы с Иваном занимаемся четыре раза в неделю, и километраж у нас варьируется от 60 до 80 км, и результата не было бы. Но с другой стороны, наличие профессионального опыта, знания, подгона тренировки, эластичности подхода, когда Иван может немножко подогнать меня после недельного перерыва. Километраж, интенсивность и тип тренировки – этого мне не хватало. Я мог заниматься по вышеупомянутому RunKeeper, но там нет индивидуального подхода и правильной системности. Ты пропускаешь неделю и все. Начинаешь с того, на чем остановился.
От дистанционного тренинга я жду систематичности и обратной связи. Я это получаю.
За восемь месяцев с Иваном мы успели многое. Летом я занимался преимущественно сам. А осенью был локальный забег на родном холмистом острове Lidingö. И это совсем другие ощущения, улучшил свой личник сразу на девять минут. Как только ты немножко инвестируешь, у тебя появляется выхлоп, появляется результат, хочется заниматься еще больше. Иван не дает возможности превысить планку и дотренироваться до дыр, до травм. Мы развиваемся, но делаем это постепенно.
Когда я занимался самостоятельно, травмы случались. Самый пик неприятностей настал, когда я начал регулярно и много бегать, километраж в неделю вырос с 20 до 60 км быстро, и суставы явно были не готовы. Сначала заболело колено, потом левая камбаловидная мышца, потом еще что-то. И только отдыхом и банькой, народными средствами удалось это немножко сбить. А сейчас, с Иваном, у меня даже ломка происходит, если не добираю или пропускаю тренировки. Осенью из-за смены работы пропустил неделю и началась эмоциональная ломка. Организм не выбрасывает накопившиеся эндорфины.
Да, бег вызывает зависимость.
Моя любимая тема – питание. Я очень люблю рассказывать, как могу есть что угодно и сколько угодно и как это не влияет на мой вес. И бравировать этим среди коллег, которые усердно занимаются в «качалке» и не едят булочки с сахаром. После тренировки у меня есть чувство голода, которое я должен погасить. И мне неважно чем. Конечно, я не буду пить литрами колу. Но, например, макароны, мясо или жареная картошка для меня имеют примерно одинаковую ценность. Никаких особых принципов питания я не придерживался и до сих пор ем все подряд. Только вот ночью не ем.
Исключение, наверное, составляют марафон и полумарафон, когда я ем чуть больше пару дней до забега и, конечно, во время забега. Нужно как-то спланировать эти километры, подкрепиться гелем. А в плане повседневного питания – нет. Пиво я люблю, вино я люблю, покрепче не пил много лет . Поэтому и не злоупотребляю. Пиво, кстати, любил всегда. И здесь, в Швеции, на финише всегда есть палатка какого-нибудь «Эрдингера» (безалкогольного), которым намного приятнее утолить жажду, чем водой.

Дистанционно очень сложно анализировать технику. Мы пытались, но нужно, чтобы кто-то меня снимал под определенным ракурсом в хорошую погоду, чтобы я получился, и потом Иван это понял и так далее. Но, если честно, у меня нет такой задачи. Многие говорят, что нет идеальной техники, у каждого она своя. Я стараюсь бежать по-своему, даже музыку слушать перестал. Для меня важнее слушать себя, свое тело, пульс, дыхание, суставы, чем отвлекаться на какие-то плейлисты. От дистанционного тренинга я жду систематичности и обратной связи. Я это получаю.
В Швеции массовый спорт «монстрических» размеров. Здесь занимаются абсолютно все, регулярно, круглогодично.
Для меня бег состоит в том, чтобы получить время наедине с собой. При всей любви и уважению к человеку я не горю особым желанием бежать несколько раз в неделю с ним и при этом разговаривать. Для меня бег – это эмоциональная история, погружение в себя. Ты очищаешь себя, свои мысли.

Отношение россиян к спорту существенно отличается от отношения шведов. В Швеции мотивация к труду складывается из благосклонного отношения начальства и доверия. Здесь нет management by fear. Нет палочной системы, страха. Это считается неприемлемым во взаимоотношениях работодателя и работника. Здесь чаще всего работник прав, а работодатель нет. Здесь на первом месте человек, семья. Если стоит выбор между рабочей рутиной и пораньше пойти домой, чтобы провести время с семьей, особенно летом, или нужно потренироваться, чтобы брать меньше больничных, работодатель смотрит на это очень позитивно.
До и после забега на 10 км.
Я шесть лет живу в Швеции и ни разу не болел. Думаю, это связано и с тем, что у меня есть возможность тренироваться в рабочее время. И чужой пример заразительный. Сам по себе ты не будешь инициатором таких вещей. Но ты видишь, что коллеги делают то же самое. Формально перерыв 60 минут, но если ты хочешь потренироваться и поесть, естественно, времени для этого нужно больше. Здесь есть некий общественный консенсус. И никто этим не злоупотребляет, в банях с пивом полдня не сидит. Дополнительный элемент тимбилдинга состоит в том, что здесь очень много корпоративных эстафет.

Туризм – тоже своего рода вдохновение. Я не рассматриваю его только с точки зрения бега. Если мне не нравится Германия, то и на Берлинский марафон я не поеду. Потому что до марафона мне там делать нечего: я не люблю немецкую кухню, немецкий культурный код. Посредством бега хочется посмотреть на мир, но только на те места, к которым есть определенная тяга. Мне интересна культурно-гастрономическая и спортивная составляющие.
На этот год у меня уже есть небольшой календарик. Точно запланирован Стокгольмский марафон и домашний Lidingöloppet. Начинаю сезон я с «десятки» 24 марта. Мы с Иваном уже готовимся. И, конечно, есть разные «хотелки» по времени. К ним мы с тренером и стремимся.
Фото: личный архив Владислава Степанова
Группа «Би-2» выпустила новый клип, снятый в Петербурге Петербуржец открыл музей Распутина на собственные деньги Музеи Петербурга в 2017 году посетили 7,8 млн человек Гребенщиков презентовал новый альбом «Время N»
В Петербурге появилась интерактивная карта «исчезающих» скверов Главу комитета по печати Серезлеева лишили премии из-за Photoshop «Зенит» отправился на сборы в Италию после поражения от «Селтика» За петербургскими дворниками проследят с помощью GPS
УФАС: Решение по делу о передаче Сампсониевского собора еще не вынесено "Победа" начинает полеты в Кельн и Пизу из Пулково Жильцов дома на Ремесленной улице у Серного моста расселят в мае Депутаты ЗакСа одобрили особый закон о метрополитене

 
Made on
Tilda