USD 07.12.2021 73.6694 -0.0732
USD ММВБ 12:23 74.4340  
EUR 07.12.2021 83.1138 -0.1268
EUR ММВБ 12:23 83.8141  
Нефть($) ..20 +
Нефть(p) ..20 0.00 +0.00

Санкт-Петербург: по ту сторону страницы

Петербург всегда волновал литераторов. "Санкт-Петербург.ру" совместно с проектом "Ужасы Петербурга" предлагают совершить прогулку по страницам самых петербургских произведений.

Санкт-Петербург с самого своего рождения окутан тайнами и мифами. Легенды  "Петра твoренья", возникшего буквально  ниоткуда, на болоте, тщательно пестовались и лелеялись не одно десятилетие и давали пищу для творчества литераторам. Именно эти мистические болота, коварно притаившиеся под фундаментами роскошных петербургских особняков,  в итоге и стали считать причиной присущей Петербургу потусторонности.

Да что и говорить, если даже жизнь самого создателя Северной Венеции — Петра Великого - до сих пор окутана  невероятными  тайнами. Оттого и образ Петра в литературе также противоречив  - равно как и толкование его поступков. Так, у Александра Сергеевича Пушкина Петр практически всегда "положительный" персонаж, а вот у  раннего Алексея Николаевича Толстого, наоборот, сугубо отрицательный.

Про первого русского императора говорили, что он — воплощение дьявола,  великан, посланный с небес для свершения великих дел, и многое другое. В частности, существует миф о том, что Петропавловская крепость была построена на месте древнего языческого храма, где совершались жертвоприношения. И говорят,  что самое первое жертвоприношение здесь совершил  именно Петр I. Еще ходила молва, что над этим местом  любили кружить орлы. А Петр считал этих птиц  вестниками потусторонних миров, посему охотно их подкармливал и нянчил. Так вот. Император отдал приказ о строительстве Петропавловской крепости только после того, когда орлы сделали два круга над этим местом.

Довольно распространен миф, что Петербург "стоит на костях". Так, русский антрепренер, актер, режиссер и писатель Николай  Дубов как-то написал, что "Петр строил, будто шел на приступ. А во время боя убитых не считают. Здесь не считали и после. Мер работный люд без счета и сроков. От дурной воды, от дурной еды, от мокряди и стужи, от непосильной работы и щедрых — батогами — понуканий к усердию. Ну — и от всякой хвори. Не барской, которую немцы-лекари пользовали, вроде тифуса и ревматизмуса. Для простого люда без всяких лекарей хватало отечественных лихоманок — трясовица да невея, подтыница да гноюха, ворогуха да маятница — всех не перечесть".

Между тем, в 1909 году Алексей Толстой в своем "Дне Петра" четко пишет — "не боялись временные рабочие наказаний и казней, нарушали почем зря дисциплину — все равно "больше трех лет никто в Петербурге не жил".

Мистика в поэзии

Петербург и поэзия буквально созданы друг для друга. Град Петров в  стихах  очень часто выступает как город мистический, загадочный, туманный и "недобрый".  Все петербургское как будто нарочно открыто пророчествам и видениям будущего.

И мертвый у руля, твой кормчий неуклонный,
Пронизан счастием чудовищного сна,
Ведя свой верный путь, в дали окровавленной
Читает знаменья и видит письмена.

(М. Лозинский. "Петроград". 1916)

Апокалиптический характер петербургской беды словно уравновешивается видением его конца. Петербуржцы помнят легенду о несчастном дьяке, который, как обезумевший, твердил свое "Петербургу быть пусту", когда закладывались первые камни в основание будущего города. Это пророчество всегда жило и в нужный момент выходило наружу. И два века спустя, накануне гибели "имперского" Петербурга, снова прозвучало с первоначальной силой:

Нет, ты утонешь в тине черной,
Проклятый город, Божий враг.

( 3. Гиппиус )

Что касается пророчеств, то еще одно, из давно забытых, вдруг нашло отражение в русской поэзии. Это пророчество  великого святителя Митрофана Воронежского, сделанное Петру I еще в 1682 году,  когда царю и в голову не могли прийти мысли о столице России на берегах Балтики. Пророчество звучало так: "Ты воздвигнешь великий город в честь святого апостола Петра. Это будет новая столица. Бог благословляет тебя на это. Казанская икона будет покровом города и всего народа твоего. До тех пор пока икона Казанская будет в столице и перед нею будут православные, в город не ступит вражеская нога", — говорил тогда Митрофан.

Но поет петербургская вьюга
В заметенное снегом окно,
Что пророчество мертвого друга
Обязательно сбыться должно
В Петербурге мы сойдемся снова
Словно солнце мы похоронили в нем,
И блаженное, бессмысленное слово
В первый раз произнесем.

(Г. В. Иванов, "В Петербурге мы сойдемся снова...")
 
Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Одна из 13-ти комнат лабиринта "Ужасы Петербурга", фото Ксении Чепига

О мистических явлениях в Петербурге писал также и Николай Гумилев. Исследователи его творчества считают, что стихотворение "Заблудившийся трамвай" - это мистически-пророческое видение, "завещание" поэта.

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

(Н. С. Гумилев "Заблудившийся трамвай")

Главный петербургский мистик - Пушкин

Александр Сергеевич Пушкин был не просто "солнцем русской поэзии".  Он по праву считается одним из поэтических  предсказателей. Бытует даже мнение,  что многие стихи его являют собой шифр.  Мистики в жизни Пушкину хватало, так что неудивительно, что сам поэт придавал огромное значение предсказаниям.

"Медный всадник"

В поэме рассказывается о бедном, ничтожном петербургском жителе, неумном, неоригинальном, ничем не отличающемся от других, который был влюблен в Парашу, дочь вдовы, живущей у взморья. Наводнение 1824 года снесло их дом; вдова и Параша погибли. Евгений не перенес этого несчастия и сошел с ума. Однажды ночью, проходя мимо памятника Петру I, Евгений в своем безумии прошептал ему несколько злобных слов, видя в нем виновника своих бедствий. Расстроенному воображению Евгения представилось, что Медный всадник разгневался на него за это и погнался за ним на своем бронзовом коне. Через несколько месяцев после того видения безумец умер. "Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В. Н. Берхом", - начинает свою поэму Пушкин.

 Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Фото: radikal.ru

Между тем, и у самого "Медного всадника" есть своя легенда. С самого дня установки монумент стал предметом для множества мифов и легенд. Противники самого Петра и его реформ предупреждали, что памятник изображает "всадника Апокалипсиса", несущего городу и всей России смерть и страдания. Сторонники Петра говорили, что монумент символизирует собой величие и славу Российской империи и что Россия останется таковой, пока всадник не сойдет со своего пьедестала.

Что касается самого пьедестала, то он как раз и стал главной темой для распространения легенд. По замыслу скульптора Фальконе, он должен был быть выполнен в форме волны. Подходящий камень был найден неподалеку от поселка Лахта: якобы на камень указал местный юродивый. Некоторые историки находят возможным, что это именно тот камень, на который не раз взбирался Петр в ходе Северной войны, дабы лучше видеть расположение войск.

 Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Фото: liveinternet.ru

Слава о Медном всаднике разносилась далеко за пределами Петербурга. В одном из отдаленных поселений даже возникла своя оригинальная версия возникновения памятника. Версия заключалась в том, что однажды Петр Первый развлекался тем, что перепрыгивал на своем коне с одного берега Невы на другой. В первый раз он воскликнул: "Все Божье и мое!" и перепрыгнул через реку. Во второй раз повторил: "Все Божье и мое!", и снова прыжок оказался удачным. Однако в третий раз император перепутал слова, и сказал: "Все мое и Божье!" В этот момент его настигла Божья кара: он окаменел и навечно остался памятником самому себе.

Нельзя не сказать и о месте, где наводнение настигло главного героя "Медного всадника":

"Тогда, на площади Петровой,
Где дом в углу вознесся новый,
Где над возвышенным крыльцом
С подъятой лапой, как живые,
Стоят два льва сторожевые,
На звере мраморном верхом,
Без шляпы, руки сжав крестом,
Сидел недвижный, страшно бледный Евгений..."

Под Петровой площадью имеется в виду Сенатская. Однако, это название не прижилось в Петербурге. Пушкин в своей поэме описал наводнение 1824 года, самое страшное петербургское наводнение, когда вода поднялась на 410 сантиметров выше ординара и причинила городу немало бед. В то время дом со львами у строившегося Исаакиевского собора был действительно новым. На высоком крыльце стояли мраморные сторожевые львы, исполненные итальянским ваятелем П. Трискорни. Вот на одном из этих львов и просидел Евгений до тех пор, пока вода не спала.

Кстати говоря, на одном из сторожевых львов дома князя Лобанова-Ростовского во время наводнения 1824 года действительно спасался от разбушевавшейся воды один из жителей города.

"Пиковая дама"

"Пиковая дама"— светская повесть  Пушкина с мистическими элементами, послужившая источником фабулы одноименной оперы Петра Ильича Чайковского. Сюжет повести обыгрывает излюбленную Пушкиным  тему непредсказуемой судьбы, фортуны, рока.

Итак, молодой военный инженер немец Германн ведет скромную жизнь и копит состояние, он даже не берет в руки карт и ограничивается только наблюдением за игрой. Его приятель Томский рассказывает историю про то, как его бабушка-графиня, будучи в Париже, проиграла крупную сумму в карты под свое слово. Она попыталась взять взаймы у графа Сен-Жермена, но вместо денег тот раскрыл ей секрет,  как угадать в игре три карты сразу. Благодаря нему графиня полностью отыгралась.

 Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Одна из 13-ти комнат лабиринта "Ужасы Петербурга", фото Ксении Чепига

Германн, соблазнив  воспитанницу графини, проникает в спальню к почетной даме и мольбами и угрозами пытается выведать заветный секрет. Услышав угрозы от Германна, вооруженного пистолетом, графиня умирает от сердечного приступа. На похоронах Германну мерещится, что покойная графиня открывает глаза и бросает на него взгляд. Вечером ее призрак является Германну и говорит, что три карты - "тройка, семёрка, туз" - принесут ему выигрыш, но он не должен ставить больше одной карты в сутки. Три карты становятся для Германна навязчивой идеей: "У него спрашивали: который час, он отвечал: — без пяти минут семерка. — Всякий пузастый мужчина напоминал ему туза. Тройка, семерка, туз — преследовали его во сне, принимая все возможные виды: тройка цвела перед ним в образе пышного грандифлора, семерка представлялась готическими воротами, туз огромным пауком. Все мысли его слились в одну, — воспользоваться тайной, которая дорого ему стоила…"
 
 Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Одна из 13-ти комнат лабиринта "Ужасы Петербурга", фото Ксении Чепига

В своей "больной" идее Герман окончательно запутался и, безусловно, проигрался. Разорившись, он попадает в лечебницу для душевнобольных, где ни на что не реагирует и поминутно "бормочет необыкновенно скоро: — Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!.."

Адрес дома графини в повести "Пиковая дама", конечно же, не говорится. Но узнать это место по некоторым описаниям можно.

Читаем: "Очутился он в одной из главных улиц Петербурга, перед домом старинной архитектуры. Улица была заставлена экипажами, кареты одна за другой катились к освещенному подъезду. Из карет поминутно вытягивались то стройная нога молодой красавицы, то гремучая ботфорта, то полосатый чулок и дипломатический башмак. Шубы и плащи мелькали мимо величавого швейцара. Германн остановился.

— Чей это дом? — спросил он у углового будочника.

— Графини***-,— отвечал будочник..."

Трехэтажный старинный дом № 10 по Малой Морской улице, считавшийся "одной из главных улиц Петербурга", построен в конце XVIII века. В 1830-х годах здесь жила княгиня Наталья Петровна Голицина, в прошлом фрейлина и статс-дама при дворе пяти русских самодержцев. Ни для кого не секрет, что именно ее  внешность,  характер и привычки были отражены Пушкиным в "Пиковой даме".

Здание, где жила княгиня, в основном сохранило свой внешний вид. Сохранилась и угловая спальня дамы на втором этаже. В ней альков и две маленькие двери по обеим сторонам алькова, внутренняя винтовая лестница — все напоминает описание опочивальни старой графини в повести Пушкина.

"Желтый" Петербург Федора Достоевского

Жизнь Федора Михайловича Достоевского была тесно связана с Петербургом. Начиная с 1837 года, когда он  поселился в Петербурге, писатель сменил здесь около 20 адресов. Поэтому улицы и дома Петербурга в таких количествах и так живо изображены в произведениях писателя.

Среди многих петербургских адресов Достоевского особое место занимает дом на углу Кузнечного переулка и улицы Достоевского, неподалеку от старинной церкви Иконы Владимирской Божией Матери. Здесь писатель поселился с семьей в октябре 1878 года и прожил до дня своей смерти - 28 января 1881 года. Здесь был написан его последний роман "Братья Карамазовы". 

Но самый петербургский роман Достоевского - это, пожалуй, "Преступление и наказание". Город призраков, город, где все сходят с ума, — именно такой Петербург предстает перед читателем. Душный, болезненно желтый Петербург и рожденные им безумные сны сделали Раскольникова полусумасшедшим убийцей. И принесли литературную славу его создателю.
 
Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Фото: nasheslovo.ru

Родион Романович Раскольников - молодой человек, живущий в "каморке". Там, в каморке, которая затем называется "шкафом" и "гробом", Раскольников и вынашивает идею преступления. Исследователи считают, что домом Раскольникова был дом Иохима, возведенный  в 1831 году архитектором Егором Тимофеевичем Цолликофером в стиле классицизм. Дом расположен на углу современной Гражданской улицы, 19 и Столярного переулка. На четвертом этаже располагалась квартира, в которой снимал комнату Раскольников. Как и в романе, на чердак дома ведут 13 ступенек. "В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С — м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К — ну мосту", - говорится в романе.

Один из главных героев "Преступления и наказания" - сам город. Это Петербург узких, тесных улиц, заселенных ремесленниками и нищими чиновниками, грязных дворов-колодцев, в которых разыгрываются повседневные трагедии.  Ощущение духоты  в романе постоянно преследует всех героев - автор вкладывает в уста Свидригайлова и Порфирия Петровича слова, передающие главную потребность смятенной души: "Всем человекам надобно воздуху, воздуху, воздуху-с... прежде всего!" Человек задыхается в городе, "под тяжелым петербургским небом".

Петербург Достоевского - это не только фон, на котором разворачиваются драматические события, но и как бы душа этих событий, символ ненормальной жизни, неблагополучной, безнравственной. Все действие романа происходит в той части Петербурга, где жила беднота. Это город, в котором на каждом углу распивочные, зазывающие бедняков залить горе, пьяные толпы на улицах, проститутки, женщины, бросающиеся с моста в воду. Это страшное царство нищеты, бесправия, болезней. В таких условиях рождалась бесчеловечная теория, теория Раскольникова.

Лишь однажды, но очень выразительно рисуется панорама  города перед глазами Раскольникова - когда он смотрит с Николаевского моста на Исаакиевский собор и Зимний дворец: "Необъяснимым холодом веяло на него от этой великолепной панорамы; духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина".

Стоит напомнить, что этот же Петербург окружает и Евгения в "Медном всаднике" Пушкина. Для Раскольникова и всех героев романа Петербург - это "немой и глухой" город, давящий все живое.

Кстати говоря, Родиона Раскольникова все время "притягивала" к себе Сенная площадь. В своих кружениях по городу Раскольников часто приходил к ней. На том месте, где сегодня находится павильон станции метро "Сенная площадь", стояла большая старинная церковь "Спас на Сенной". Здесь, на площади перед церковью, Раскольников опускается на колени после убийства старухи-процентщицы. Так начинался тяжкий путь раскаяния Родиона Раскольникова.

А вот дом Сонечки  Мармеладовой располагался на Вознесенском проспекте. Если встать у дома купца Алонкина (ныне Казначейская ул., д. № 7) и взглянуть в сторону Вознесенского проспекта, можно увидеть дом № 73 на углу этой улицы и Вознесенского проспекта. Дом находился ближе других домов литературных персонажей романа к церкви Вознесения, которая возвышалась на противоположном берегу Екатерининского канала у Вознесенского моста. Достоевский не случайно поселил свою героиню именно здесь. Соня была ближе других персонажей романа к Богу и Церкви. Ее комната отличалась тем, что в ней были разные углы. Углы эти символизировали неустроенность, искривленность жизни бедной девушки.

"Нос" Гоголя, или очень загадочная история

Из сорока трех лет своей жизни Николай Гоголь в Петербурге провел только восемь. Однако ему удалось понять и передать своему читателю странность города, прожив в нем совсем немного. "Ежели об чем я теперь думаю, так это все о будущей жизни моей. Во сне и наяву мне грезится Петербург…" (Гоголь - матери. 26 февраля 1827 г. Нежин).

Печать Северной столицы видна на многих его творениях. И именно в Петербурге жили многие герои его книг. В Петербурге Гоголем были написаны "Миргород", "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Невский проспект", "Тарас Бульба", "Ревизор" и другие произведения. Именно в Северной столице была задумана, а впоследствии и напечатана поэма "Мертвые души". Своим пером Гоголь буквально раскрасил яркими красками будничную атмосферу Санкт-Петербурга.

Петербург у Гоголя - это нереальное, призренное царство чинов и вещей, царство роскоши и власти, где маленькие люди исчезают бесследно, не оставляя о себе никакой памяти. В петербургских повестях Гоголь с глубоким сочувствием и любовью говорил о судьбе обездоленных простых людей, об их забитости и униженности. Именно Гоголем впервые в русской литературе Петербург был изображен  во всей наготе, мелочности и трагической нищете повседневной будничной жизни.

В каждой из гоголевских повестей раскрывалась какая-то существенная грань Петербурга: то причудливость и мистичность града Петра, то скверный общественный уклад. В этом отношении особенно примечательна повесть "Нос". Сюжет ее развивается таким образом, что позволяет автору дать наиболее полный психологический портрет петербургского общества. При этом, сюжет повести основан на совершенно невероятной истории. В этом и есть все отношение Гоголя к Петербургу: низкая социальная составляющая и яркие мистические краски.

Нелепое, фантастическое происшествие, случившееся с коллежским асессором Ковалевым, дало возможность писателю заглянуть в самые потаенные углы Петербурга и сделать важные выводы.

Повесть "Нос" — пародия на реальность XIX века, где люди с низким званием не имеют никакого значения в обществе и даже остаются незаметными. Основной замысел "Носа" был в том, чтобы показать настоящий Петербург, который скрывается за красивыми, ухоженными улицами и проспектами. На самом деле в Петербурге жили нищие люди, гоняющиеся за высоким статусом и милостью вышестоящих чиновников. Любой гражданин статусом выше коллежского асессора, кем являлся главный персонаж "Носа", вызывал уважение, а все остальные просто оставались незамеченными.

Санкт-Петербург: по ту сторону страницы
Одна из 13-ти комнат лабиринта "Ужасы Петербурга", фото Ксении Чепига

Коллежский асессор Ковалев, также называвший себя майором для придания себе большей важности, теряет нос. На месте его остается лишь гладкое место. Кажется абсурдом, но повести Гоголя тем и отличаются, что несут в себе двойной смысл.

Таким фантастическим событием, как побег носа от своего хозяина, автор акцентирует изъяны общества своего века. Ковалев, который прежде всего в жизни стремится к успешной карьере, теряет свои надежды, ибо без носа "…не появишься в официальном учреждении, в светском обществе, не прогуляешься по Невскому проспекту". Тем временем Нос гуляет по городу в качестве статского советника, что препятствует возможности Ковалева потребовать у него срочного возвращения на его законное место.

Говоря об адресах, можно вычислить, где жил майор Ковалев и цирюльник Иван Яковлевич. Коллежский асессор Ковалев жил на Садовой улице, а цирюльник Иван Яковлевич на Вознесенском проспекте. Более точного адреса персонажей автор повести не дает. Однако можно предположить, что цирюльня Ивана Яковлевича находилась неподалеку от Садовой, которую пересекал Вознесенский проспект. Ведь в противном случае майору Ковалеву приходилось бы проделывать изрядный путь до цирюльника.

Интересно, что памятная гранитная доска с изображением носа майора Ковалева была установлена несколько лет назад на доме № 38 по Вознесенскому проспекту, вблизи от Садовой улицы. Этот район был хорошо известен Гоголю. В 1829 году он жил в доме на набережной Екатерининского канала (современный канал Грибоедова) рядом с Вознесенским проспектом. На этом же проспекте находилась гостиница "Неаполь", где Николай Васильевич сжег все скупленные им экземпляры своей незрелой юношеской поэмы "Ганц Кюхельгартен".

Страницы произведений листала Ксения Чепига.

Все рассказанные мифы и легенды инсталлированы в музейном пространстве нового поколения "Ужасы Петербурга".  Посетители погружаются в таинственную атмосферу петербургских тайн, становятся "участниками" мрачных событий прошлого, загадки которых до сих пор тревожат воображение. Приходите за впечатлениями!

При подготовке материала  использовались следующие ресурсы и издания: А. Воронский "Гоголь в Петербурге", Н.А. Синдаловский "Санкт-Петербург. История в преданиях и легендах", Тарасов Ф. Б. "Душа и "почва": от Пушкина к Достоевскому",  spbcity.info, proza.ru, oum.chat.ru, imwerden.de и другие.

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    История Петербурга

    Лучшее в Петербурге

    «Венера», «Пётр I», «Иван Грозный» и «Мефистофель»: семь шедевров из коллекции Русского музея

    Несколько экспонатов одной из главных сокровищниц Северной столицы, которые обязан увидеть каждый.

    «84 сыра», «Пять углов», «Лососиная»: топ-5 мест с необычной пиццей в Петербурге

    Пицца из «Черепашек-ниндзя» от самого Крэнга, огромный треугольник-пепперони на четверых, бар в гангстерском стиле с шотами, а также другие места с пиццей, в которых стоит побывать.

    Львиный мост на канале Грибоедова: балерины, их поклонники и дореволюционные риелторы

    Подробности создания одного из пешеходных цепных мостов, появившихся в Петербурге два века назад.

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы