USD 29.11.2022 60.7520 +0.2723
USD ММВБ 00:05 60.5420  
EUR 29.11.2022 63.3008 +0.4246
EUR ММВБ 00:05 62.9681  
Нефть($) ..20 +
Нефть(p) ..20 0.00 +0.00

Исторический центр Петербурга: сносить нельзя реконструировать

Судьба исторического центра Петербурга как архитектурного и культурного феномена сегодня находится под угрозой. «Вечный вопрос» для Северной столицы – строить новое или восстанавливать старое – не имеет единого ответа, который устроил бы все стороны: архитекторов, градозащитников, инвесторов и, конечно же, простых горожан. Различные сценарии обсуждались на круглом столе «Эстетика архитектурно-городской среды: в чем нуждается современный Петербург», который прошел в арт-пространстве mArs по инициативе Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры. В обсуждении участвовали представители всех заинтересованных сторон: архитекторы, градозащитники, журналисты.Сейчас в Петербурге насчитывается не менее 20 тысяч архитектурных объектов, которые нуждаются в сохранении.

Парадокс в том, что статус архитектурного памятника порой только усложняет решение этой задачи. К примеру, рассказала Юлия Минутина-Лобанова, координатор движения «Живой город», в ряде случаев бывает так, что собственник исторического здания попросту откровенно ждет, когда оно само уже развалится, чтобы не заниматься дорогостоящим восстановлением. С непамятником в этом плане проще и дешевле как разработать проект, так и согласовать его с властями. Но бывает и наоборот, как это произошло с домами на Тележной улице: их «хоронили» около 15 лет, а потом пришел готовый к работе инвестор – и все восстановил. «Другой вопрос — здание нужно сначала сохранить, а потом уже думать о деньгах», - добавила Минутина-Лобанова.Консервация города – это утопия, убежден Александр Кицула, вице-президент Санкт-Петербургского союза архитекторов. Город – это постоянно трансформирующийся живой организм, и эти изменения невозможно остановить ни каким-либо законом, ни «волевым решением». Однако все болезненные вопросы, которые волнуют как простых жителей, так и представителей профессионального архитектурного сообщества, должны решаться не какими-то абстрактными «указаниями» или чиновниками с непрофильным образованием, а профессионалами – то есть архитекторами, художниками, градостроителями. «Нужен некий совет профессионалов, подконтрольный, например, КГА, или же более сложная процедура принятия этих решений», - считает Кицула. Он также предложил ввести мораторий на строительство в историческом центре Петербурга – до тех пор, пока не будут придуманы по-настоящему эффективные механизмы работы на этой территории.

В свою очередь, Александр Кононов, кандидат исторических наук, зампред общества защиты памятников «Старый Петербург», напомнил, что в Петербурге уже давно имеется зона охраны в охраняемом федеральным законом ядре. Там запрещено любое новое строительство.

«И что мы видим в этой зоне уже 14 лет? Там прекратились градостроительные конфликты… Эта территория прекрасно развивается и без нового строительства», - подчеркнул Кононов. Он добавил, что инвесторы, приобретающие в этой зоне историческое здание, его ремонтируют, но не сносят, там появляются новые общественные пространства, кафе и тому подобное. Но стоит выйти за пределы этой зоны – и снова начинается постоянная «грызня» между архитекторами, градозащитниками, инвесторами и местными жителями… И вечный поиск застройщиками лазеек в законодательстве, которые позволят даже при обязательной реконструкции исторического здания внести какие-нибудь приносящие прибыль изменения. Градозащитники Олег Мухин и Ярослав Костров также выступили в поддержку моратория в центре. По их мнению, данная мера заставит застройщиков и инвесторов вкладываться в приведение в порядок исторических зданий. «Это прекрасно – ввести на несколько лет мораторий на новое строительство в центре, тогда имеющие деньги застройщики волей-неволей займутся приведением в порядок исторических зданий», – говорит Костров.При этом, добавил он, вопросы с застройкой лакун должны решаться более широким, чем сейчас, кругом заинтересованных лиц. То есть не только архитекторами и застройщиками, но и депутатами, градозащитниками, местными жителями. В противном случае любая реконструкция и строительство превращаются в борьбу с протестующими, которые порой «просто ложатся под ковши экскаваторов». Сейчас возможность горожан поучаствовать в решении каких-либо градостроительных вопросов в зоне их проживания фактически свелась к нулю. Чаще всего люди узнают о строительстве, реконструкции или благоустройстве, только когда видят на месте строительную технику и начинают задавать вопросы и злиться.

Возможно, предполагают градозащитники, ситуацию в этой сфере могли бы исправить «профильные» общественные организации, которые взяли бы на себя функцию разъяснения и доведения мнения горожан до застройщиков и чиновников.Анна Хмелева, член попечительского совета Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры Петербурга, предложила создать для работы с жителями города некий «единый механизм», который поможет сводить воедино множество частных мнений горожан и доводить эти мнения до принимающих решения. По ее словам, самый главный вопрос: как и по каким критериям определить, какие здания необходимо сохранить и воссоздать, а какие – нет. В этом нет никакого системного подхода. К примеру, в Петербурге уже есть «новоделы», такие как храм иконы «Всех скорбящих радость» на проспекте Обуховской Обороны. В советское время церковь была взорвана, сегодня ее фактически построили заново, применив в том числе почти утраченную технику школы микромозаики. «Неужели в таком случае не нужно было ее воссоздавать?» - задается вопросом Хмелева. То же касается и Спаса на Сенной, и Борисоглебской церкви. Но в других случаях бывает так, что утраченный объект уже не воссоздать по объективным причинам. И в этих случаях стоит делать памятные знаки и 3D-подсветки или применять технологию дополненной реальности. Для решения всех подобных вопросов и нужен единый подход, заключила она. И также предложила создать «Банк утрат Петербурга» – онлайн-ресурс по утраченным зданиям.

По мнению Михаила Мамошина, вице-президента Союза архитекторов, заслуженного архитектора, проблема глубже. Он видит решение в том, чтобы отдельные зоны в историческом центре взял под охрану и «вел» отдельный круг экспертов. Тогда главным архитекторам не приходилось бы отвлекаться от «объектов в условном Купчино».

Мамошин указал и на еще одну проблему с сохранением или обновлением облика Петербурга: архитекторы и градозащитники живут «в разных парадигмах». Градозащитники – это, как правило, историки, гуманитарии, проповедующие ценности традиционной архитектуры, а архитекторы получали образование в модернистической парадигме с точки зрения ценности исторической преемственности. Кроме того, есть разница между западным и восточным подходом к восстановлению памятников. Так, если принять за основу западный вариант, то Царское Село после Великой Отечественной войны вообще не надо было восстанавливать, надо было сохранить и охранять руины.

С восточной точки зрения, постоянное восстановление и обновление архитектурных памятников – совершенно нормальное дело. А Россия здесь оказалась посередине. Сергей Горбатенко, вице-президент Научного комитета по культурным ландшафтам Национального комитета ИКОМОС, отметил, что восстановление утраченных объектов необходимо, но только в случае, если они имеют важное ансамблевое, градостроительное и ландшафтоформирующее значение. Новоделы также допустимы – но только для восстановления целостности ансамбля или ландшафта, в противном случае новодел превращается в «карикатуру на подлинник». Журналист Дмитрий Ратников, главный редактор интернет-газеты «Канонер», указал, что горожане всегда будут выступать против строительства на любом участке в центре Петербурга. И это относится даже к случаям стопроцентного воссоздания.

Например, при воссоздании Рождественского храма на Песках были высказывания недовольных тем, что там якобы застраивают сквер. Так что мнение жителей, конечно, должно учитываться при решении градостроительных вопросов, но не быть основным: в противном случае в городе не будет построено больше вообще ничего, ни в центре, ни в спальных районах. Кицула подчеркнул, что в юридических вопросах с реконструкцией и застройкой «пришло время сделать шаг назад» и слегка подкорректировать законодательную базу, в том числе с учетом коррупционной составляющей. «Я сам сталкивался с тем, что в центре или рядом есть архитектурные решения, которые позволили бы качественно улучшить среду, не причиняя вреда памятникам первого и второго уровня, но прописанные нормативы 820-го закона этого сделать просто не позволяют», - рассказал он. По его мнению, нужно составить краткий (максимум 15 пунктов) список особо диссонирующих со средой объектов, построенных в последние десятилетия, и задуматься, каким образом от них избавиться. Мамошин добавил, что в Петербурге уже имеется огромный перечень нереализованных проектов, из которого «черпать и черпать» и «построить лучшее из неслучившегося». А в комитете по градостроительству и архитектуре необходим новый специальный отдел, который будет заниматься только и исключительно вопросами, связанными и историческим центром Северной столицы.

По теме

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    Общество

    Лучшее в Петербурге

    В июле в Петербурге было зарегистрировано ДДУ в 2,6 раза меньше, чем в марте

    Автоэксперт поставил под сомнение экологичность электромобилей

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы