USD 08.11.2018 66.0918 +0.1006
USD ММВБ 00:05 65.3900  
EUR 08.11.2018 75.6817 +0.3659
EUR ММВБ 00:05 74.0060  
Нефть($) 18.03.2019 67.50 +0.69
Нефть(p) 18.03.2019 4461.20 +52.33
Картина дня: фейковые новости, неуважение к власти и приговор по делу о гибели детей на Сямозере Руины и зеленые лохмотья: что не так с реставрацией исторического центра Выборга В Петербурге возродят институт благородных девиц: что это такое и где он будет находиться Рейтинги районов Петербурга: плотность населения, криминал и качество жизни
Кирилл Цветков: Я каждый день борюсь с собой
Кирилл Цветков, спортсмен и амбассадор благотворительных забегов Wings for Life World Run, несколько лет назад в составе небольшой команды пробежал вокруг Исландии. О спортивных целях и достижениях Кирилла, роли тренера в подготовке спортсмена и любительском спорте в России.
Кирилл Цветков - сверхмарафонец, на счету которого и трехнедельный забег вокруг острова Исландии, и 640 км по горам Швейцарии, и «испытание жарой» вокруг Азовского моря. Его жизнь посвящена спорту: бег, плавание, блог о спортивной экипировке и организация спортивных мероприятий. При этом по образованию Кирилл педагог, который имеет свой взгляд на подготовку спортсмена и роль учителя в этом процессе, умеет документировать рекорды и организовывать забеги. Об этом мы и поговорили.
Кирилл, какую роль в мотивации и подготовке спортсмена играет тренер?
– Одну из ключевых. Тренер – это тот человек, который не просто научит и поддержит, но и в какой-то момент заставит, что достаточно важно.
Есть ли в вашей собственной практике пример достойного тренера?
– Да. Во многих видах спорта, которыми я занимаюсь, жизнь столкнула меня с достойными тренерами. Владимир Викторович Белоусов и Ирина Владимировна Белоусова – тренеры по плаванию, с которыми я непосредственно связан, сыграли большую роль в моей жизни. Они научили меня упорству и постановке целей. И тренер по бегу – Антон Николаевич Ефимов, с которым мы до сих пор контактируем. Он пишет мне планы в каких-то сложных ситуациях или при подготовке к сложным забегам. Великолепный человек и очень профессиональный тренер.

Вообще, к выбору тренера нужно подходить серьезно. Хорошо, если среди ваших знакомых есть тренер либо человек, который занимается бегом. Сначала нужно изучить ситуацию вокруг. Считается, что точно не калечат в спортивных школах. Но те тренеры, которые работают вне спортивных школ, не всегда квалифицированы. Я как человек с педагогическим образованием прекрасно понимаю, что никто из тех, кто учился со мной, не работает по специальности. Откуда у нас столько тренеров по бегу? Непонятно.
Wings for Life World Run 2017
Занимаетесь ли вы тренерской деятельностью?
– Сейчас нет. Я семь лет работал тренером по плаванию, но тренером по бегу – никогда.
Как вы относитесь к системе дистанционного тренинга?
– На самом деле, я еще не определился. Вся проблема дистанционного тренинга заключается в том, что очень сложно технически взаимодействовать со спортсменом. Очень сложно поставить ему технику на расстоянии, указать на ошибки и проконтролировать его во время тренировки, что бывает достаточно важно, потому что в начале тренировки и в конце это может быть абсолютно разный спортсмен и, соответственно, техника движений может ломаться. В таких системах, по большей части, тренировочный план построен именно на хорошем графике, что не всегда является гарантией хорошего результата. У профессионалов все проходит проще, потому что это люди подготовленные, с уже поставленной техникой, с поставленными движениями и мотивацией. А любитель – это такой пластилин, из которого нужно лепить, контролировать процесс, чтобы он не растекся в стороны.
Что толкает любителей на преодоление сверхмарафонских дистанций?
– В этом есть, наверное, несколько мотивов. Что касается моей команды и забега вокруг Исландии (1378 км за 21 день), то здесь сработал момент первенства. То есть мы были первыми, кто пробежал в таком формате. Это запечатлено в Книге рекордов Европы. Вообще, я могу пробежать много и не вижу смысла не делать этого. Говорить, что я вот мог пробежать, но не пробежал, или пробежать – это совершенно разные вещи. Я предпочитаю выполнить. К тому же от бега я получаю удовольствие.

В этом году я участвовал еще в плавательной эстафете, тоже сверхмарафонской – 140 километров. Мы плыли из Петрозаводска в Кижи и обратно. Один из организаторов сказал следующее: «Мне, может быть, не стать олимпийским чемпионом и каких-то высот в спорте не достичь, но я могу организовать вот такое крутое мероприятие и проплыть такую большую дистанцию. Это мое достижение. Это, грубо говоря, мои Олимпийские игры». И я с ним абсолютно согласен.
Зимний полумарафон на озере Валдай Ice Valdaice 2017; Заплыв в открытой воде, 2017; Эльбрус, Верхний Баксан, 2017.
Недавно россиянка Татьяна Квасова переплыла Ла-Манш. Есть ли у вас такие масштабные цели в плавании?
– После того, как мы проплыли эти 140 километров, у всех загорелись глаза, всем захотелось больше и дольше. У нас есть определенный план на следующий год, но пока он в разработке. Это, безусловно, интересно, но всего не охватить, к сожалению. Все упирается во время.
А что насчет рекорда Европы? Чтобы его получить, вы проделали очень масштабную «бумажную» работу. Это того стоило? Зачем спортсменам задокументированные рекорды?
– Во-первых, у нас очень много рекордсменов «на словах». Это, видимо, особенность русских людей. В Европе такого нет. А у нас, куда не плюнь, – везде какой-нибудь рекордсмен. А по факту – нет. Так как мы вообще первый раз столкнулись с такой вещью, как документация происходящего, это было просто интересно сделать. Да, процесс превратился в очень большую проблему после мероприятия. Где-то в течение года я оформлял этот рекорд, уровень бюрократии невероятный. Но, я считаю, это того стоило. Понятное дело, что сейчас это особо никому не надо, но у меня в рамочке висит сертификат Книги рекордов Европы – хорошее воспоминание.
Есть ли в планах новые рекорды?
– Есть, конечно. Но, к сожалению, очень тяжело подготовить такое мероприятие как физически, так и финансово. Финансовая составляющая – это чуть ли не 50% успеха. Из-за не очень хорошей экономической ситуации в стране с каждым годом это все откладывается.
К мероприятию нужно подойти отдохнувшим и без травм. Ты должен быть в настроении выполнить это.
Wings for Life World Run 2017
Какой самый важный аспект при подготовке к сверхмарафону, кроме подготовки финансовой?
– К мероприятию нужно подойти отдохнувшим и без травм. Ты должен быть в настроении выполнить это. Вот чем руководствуюсь я. Физическая подготовка идет в течение всего года, и в зависимости от времени года и от соревнований, в которых я участвую, она меняется: где-то я больше ухожу в скоростные дисциплины, где-то – в физические нагрузки в плане ОФП. Поэтому здесь для меня все протекает волнообразно. А именно настрой, психологическое состояние, отсутствие «напрягов» на работе, чтобы на забег ты ехал как на отдых, очень важно.
То есть предпочтение вы отдаете моральной подготовке?
– Да, акцент я делаю все-таки на ней.
О том, какая мысль чаще всего посещает Кирилла Цветкова во время бега, насколько любительский спорт развит в России и как привлечь спонсора для благотворительного забега - читайте в продолжении интервью с амбассадором забегов Wings for Life World Run на телеграм-канале https://t.me/s10run.
Фото к тексту: из личного архива Кирилла Цветкова
Квартира Римского-Корсакова: история единственного композиторского музея Петербурга Роскошь и богатство: самые дорогие отели Петербурга Великий пост – 2019: где вкусно и полезно поесть в Петербурге Нездешняя красота: история Дома городских учреждений
Жорес Алферов: от золотой медали до Нобелевской премии «А сорок семь шрамов на лице?»: олимпийские чемпионы из Петербурга Фондан: что это за десерт и где его попробовать в Петербурге «Тени Пяти углов»: интересные факты о доме Иоффа с башенкой
«Это точно Петербург?»: история дома Розенштейна с башнями на площади Льва Толстого «Обещал – стой ровно»: история выдающегося режиссера Алексея Балабанова Вопреки войнам и блокаде: жизнь Ботанического сада Петра Великого Борис Гребенщиков: от Боба до БГ

 
Made on
Tilda