USD 01.12.2021 74.8926 +-0.0892
USD ММВБ 20:23 74.4317  
EUR 01.12.2021 84.8234 +0.3414
EUR ММВБ 20:23 84.0062  
Нефть($) ..20 +
Нефть(p) ..20 0.00 +0.00

Дом книги остался бездомным

Городской Дом книги недалеко ушел от банкротства. Смольный обещает реанимировать книготорговлю в середине 2015 года - в пик кризиса. 

«Победа будет за нами», - с такими настроениями петербургские чиновники реагируют не только на внешнеполитические угрозы для России, но и на внутренние неурядицы. Старейший книжный магазин Петербурга, работающий под юридическим именем ОАО "ТФ "Санкт-Петербургский Дом книги", сегодня встречает свое 95-летие в долгах и вне стен легендарного Дома Зингера. Однако в Смольном считают, что все идет по плану.

Немногие петербуржцы знают, что в Доме Зингера с 2006 года располагается «ненастоящий» Дом книги. В 1998 году здание на Невском, 28 по решению губернатора Владимира Яковлева было передано в аренду ЗАО «ПАН» до 2047 года. После чего постройку закрыли на реставрацию, а городской Дом книги на время сменил адрес. Власти тогда поставили главное условие: сохранить книжную торговлю в исторических помещениях. Однако в 2006 году магазину возвращаться было некуда – три этажа заняла одноименная частная структура, заработавшая под вывеской ООО «Санкт-Петербургский Дом книги». Она была учреждена ЗАО «Зингер» и аффилирована с ПАНом.

Многолетняя тяжба между КУГИ и коммерсантами за возвращение городского магазина в родные стены особых результатов не принесла. Кроме того, государственному Дому книги самому пришлось предстать в суде – из-за долгов перед многочисленными кредиторами, в том числе перед ГУП «Водоканал», и даже перед своим «союзником» - КУГИ. Общая сумма задолженности тогда достигала 280 млн рублей.

Между тем в 2012 году город объявил, что бросает «спасательный круг» собственной книжной сети. На выручку пришел петербургский бизнесмен и глава азербайджанской диаспоры Вагиф Мамишев. По договоренности властей и инвестора, был создан еще один Дом книги – третий по счету. Согласно ЕГРЮЛ, учредителем выступила племянница бизнесмена - Лейла Мамишева. Эта фирма должна была покрыть долги городского магазина, а также возродить сеть из 20 филиалов, вложив в развитие 580 млн рублей. Крайний срок – конец 2014 года. В свою очередь, Смольный обещал передать 49% акций торговой фирмы “Дом книги” азербайджанским предпринимателям.

После прогулки по городу корреспонденту «Санкт-Петербург.ру» удалось выяснить: реанимировали с тех пор только три магазина – «Дом книги на Литейном» (Литейный пр., 30), «Мир науки и медицины» (Литейный пр., 64) и «Детский книжный мир» (Лиговский пр., 105).

Несбывшиеся мечты

 

Возрождать подкосившийся бизнес Георгий Полтавченко начал в 2013 году. Он первым посетил вновь открытый магазин Дома книги на Литейном проспекте. Там ему провели небольшую экскурсию и рассказали о самоотверженных сотрудниках, бесплатно работавших в кризисный 2008 год. Градоначальник приобрел несколько изданий для своих племянников и получил в подарок копилку в виде черепа. «Недобросовестные люди пытались обанкротить Дом книги. Город помог, нашел инвестора, который смог открыть и возродить магазин», - рапортовал тогда губернатор перед телекамерами.

Тусклый свет, слегка истертые временем книжные стеллажи и совместный портрет Владимира Путина и Дмитрия Медведева на нижней полке - политики взирают на покупателей с некоторым прискорбием. Среди книг – пожелтевшие издания прошлых лет, которые распродаются с существенной скидкой. На 50-страничное чтиво под названием Who is mr Hodorkovsky наклеен ценник – 20 рублей. И ни намека на юбилей Дома книги или хотя бы на приближение новогодних праздников. Таким увидел корреспондент «Санкт-Петербург.ру» магазин в середине декабря.

По словам персонала, торговля идет не шибко, а новые поставки литературы приходят очень редко. На просьбу журналиста найти произведение Николая Чернышевского “Что делать?”, продавщица почтенного возраста отшучивается: “Что делать – нам бы сказали, что делать. Нет у нас. Вы лучше сходите в “Буквоед” или в центральный Дом книги на Невском, 28 [Дом Зингера]. У них-то точно должно найтись», - вздохнула сотрудница магазина. Подобная картина предстала перед журналистом и в других филиалах городского Дома книги. Официальный сайт предприятия на тот момент вообще приостановил работу.

Штурм Дома Зингера

 

Реплики петербургских чиновников, которые услышал корреспондент «Санкт-Петербург.ру», могли бы войти в сборники по психологии и аутотренингу. Так, по словам генерального директора городского Дома книги Любови Невской, магазин еще «поднимет голову и зашагает в ногу со всеми».

«Мы получили остаток книжек, который не смогли распродать с две тысячи не знаю какого года. Это нормальные книги со склада и поэтому, если они продаются здесь, скажем, по 10 рублей новые, но старого издания, то почему бы и нет. Есть же ведь покупатель. В плане финансирования мы, конечно, ущемлены, - признает глава магазина. - Проблема в том, что у инвестора городского Дома книги пока есть лишь одна акция, все остальное - у КУГИ. Но здесь я воздержусь от комментариев, потому что есть акционеры, инвестор и город. Я - лицо, которое в найме: мне говорят - я исполняю. Могу лишь сказать, что наша первостепенная задача - вернуться в Дом Зингера".

Реализовать первостепенную задачу городская сеть планировала в этом году, однако КУГИ не смог расторгнуть в суде с ЗАО «Зингер» договор на аренду здания на Невском, 28. Впрочем, по мнению главы профильного комитета Марии Смирновой, это открывает новые горизонты. «Комитет полностью удовлетворен результатами процесса, суд поддержал нашу позицию относительно того, что произведенные арендатором в ходе капитального ремонта изменения, в том числе изменение площади, не приведут к возникновению у него права собственности на объект. Тем самым мы не только не утратили ни одного метра, а, наоборот, приобрели. Что касается вопроса расторжения договора, то могу сказать, что со стороны арендатора есть отдельные нарушения, по которым мы сейчас проводим претензионно-исковую работу», - цитирует председателя пресс-служба комитета. Там же пояснили, что не исключают нового похода в суд. 

И.о. председателя комитета по печати Сергей Серезлеев также излучал оптимизм в своих прогнозах. Он подчеркнул: Смольный трудится не покладая рук, хоть “сейчас проходит и невидимая работа”. “Нам осталось дождаться допэмиссии - она заканчивается в мае 2015 года. Уже сейчас определены адреса и концепция. Пока мы продумываем линейку продукции, чтобы запустить магазины и наполнить их книгами, - говорит чиновник. - Будут открываться и остальные магазины – не в самых проходимых местах, например, в Кронштадте. Очевидно, что это будет убыточно. Когда будут 15-16 филиалов по всему городу, то должен быть и «якорь» - им станет Дом Зингера. Исторически он был там всегда, даже в блокаду”. 

По мнению главы профильного комитета, долги у предприятия остались, но тревоги они не вызывают. “Есть долговые соглашения, когда книги берутся на реализацию. Эта деятельность, которая позволяет работать с контрагентами. Но мы погасили уже порядка 100 млн рублей”, - заключил он, добавив "победа будет за нами".

Неуловимый инвестор

 

“Санкт-Петербург.ру” связалcя с пресс-секретарем главы азербайджанской диаспоры Рашадой Оруджовой. Однако после отправки письменного запроса на электронную почту общение прекратилось. Вначале сотрудница Мамишева оказалась в больнице, а затем ее телефон перестал подавать “признаки жизни”. Дозвониться до представителя инвестора получилось только поздним вечером 16 декабря. Краткий полуночный разговор, воспоминание о существовании вопросов и вновь “исчезновение” пресс-секретаря.

“Этот проект - дорогая инвестиция, которая имеет шанс не вернуться. Сложность в том, что вложено уже и так много денег, и для него [инвестора] это неприятная в целом ситуация, - говорит гендиректор “Буквоеда” Денис Котов. - Чтобы открыть еще 15 магазинов, необходимо вложить более 100 млн рублей. Но сумма зависит от физического состояния объектов. Потом в городе не так много команд, способных развить книжный бизнес. За исключением нашей [“Буквоеда”]”.

Бизнесмен напомнил о продаже с молотка в 2012 году здания на Невском, 20. Там с 1920 года работал Дом военной книги (ДВК). Но после торгов Росимущества здание перешло в аренду Food Retail Group, а вместо магазина милитаристской литературы открылся ресторан. ”Опасность в том, что Дом книги [в Доме Зингера] находится в руках частного собственника, который сегодня книги продает, а завтра  примет решение реализовывать швейные машинки. И это будет серьезным ущербом как для познавательных горожан, так и для имиджа города”, - считает Денис Котов.

Хозяин - состояние относительное

 

Несмотря на враждебное окружение, частный Дом книги готовится к празднованию 95-летия. Об этом напоминают многочисленные баннеры и вывески в самом магазине и на окнах. Кроме того, коммерсанты выпустили брошюрку об истории Дома книги, точнее о кропотливом ремонте в 2000-х годах. “Осенью 2006 года окончательно была завершена реставрация интерьеров нижних этажей, где теперь возобновлена книжная торговля”, - повествует издание, умалчивая о создании коммерческого «двойника».

Поговорить с представителем ЗАО “Дом Зингера” не получилось - бизнесмены не отвечают на письменные запросы. Впрочем, рядовые сотрудники заверили корреспондента. “Никто, никуда не собирается переезжать. У нас все расписано наперед – встречи с писателями, поставки книг, - поясняет одна из миловидных продавщиц с фирменным шарфиком. - Мы уже давно читаем истории о мифическом переезде. Но поверьте, на нашей работе это никак не отражается». После недолгих поисков в Доме Зингера корреспонденту и правда удалось отыскать книгу с актуальным вопросом "Что делать?".

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    Общество

    Лучшее в Петербурге

    «Венера», «Пётр I», «Иван Грозный» и «Мефистофель»: семь шедевров из коллекции Русского музея

    Несколько экспонатов одной из главных сокровищниц Северной столицы, которые обязан увидеть каждый.

    «84 сыра», «Пять углов», «Лососиная»: топ-5 мест с необычной пиццей в Петербурге

    Пицца из «Черепашек-ниндзя» от самого Крэнга, огромный треугольник-пепперони на четверых, бар в гангстерском стиле с шотами, а также другие места с пиццей, в которых стоит побывать.

    Львиный мост на канале Грибоедова: балерины, их поклонники и дореволюционные риелторы

    Подробности создания одного из пешеходных цепных мостов, появившихся в Петербурге два века назад.

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы