USD 29.07.2021 73.6088 -0.2383
USD ММВБ 12:27 73.1535  
EUR 29.07.2021 86.9173 -0.0746
EUR ММВБ 12:27 86.8614  
Нефть($) ..20 +
Нефть(p) ..20 0.00 +0.00

«Страшные вещи видят наши дети сейчас»: Петербург прожил год в мыслях о теракте в метро


© Фото: Анна Добровольская / «Санкт-Петербург.ру»

    следующая

    На оборудование подземки выделяются миллионы рублей, а петербуржцы даже после трагедии видят неработающие рамки и говорят, что не знают, как действовать, если ситуация повторится, и метрополитен охватит паника. «Санкт-Петербург.ру» спросил людей, которые сегодня несут цветы к «Технологическому институту», чувствуют ли они себя в безопасности.

    На станции метро «Технологический институт» сегодня тихо. Нет, все так же шумят поезда, а люди спешат по делам, но в глазах тишина. И слезы. Студенты, родители с детьми, мужчины в костюмах и старики, опустив головы, принесли цветы.

    Петербуржцы всех возрастов и статусов пришли почтить память тех, кто ровно год назад стал заложником ужасных обстоятельств. Кто-то едва сдерживает слезы, кто-то становится на колени, крестится и просит прощения, кто-то молча смотрит в пустоту, но поток людей в подземном вестибюле не прекращается.

    Каким этот год был для петербуржцев? Что они чувствуют сейчас? Изменилось ли их отношение к собственной безопасности? Этим они делятся неохотно, глубоко вздыхая и сдерживая дрожь в голосе.

    Читайте также:

    «Это больно, но нужно жить»: истории трех выживших в теракте

     

    «Погибли невинные люди – вот, что самое страшное. Никто такого не заслуживает. Никто. Моей семьи это не коснулось. А все равно ножом по сердцу. Как недосмотреть? Как не увидеть бомбу? В голове не укладывается. И только ведь после таких случаев проверки начинаются, системы безопасности проверяются. Пусть никогда не повторится. Ужас. Вспоминаю и плачу. Знаю, что компенсации выплатили, но людей не вернешь», – делится Константин Лещин, коренной петербуржец.

    «Слезы в глазах. И говорить трудно. Ну а что безопасность? Ну стоят эти рамки, ну проверяют сумки. А страшное все равно случается. Сколько раз в день закрывают станции? Приходится, либо надеяться на чудо, либо каждому в глаза заглядывать. А, знаете, как: идешь в собственных мыслях и внимания ни на кого не обращаешь. Забывается… Все забывается. Безопасность – это вообще такая вещь: каждый сам за себя. Жаль, выбор у нас есть не всегда», – говорит Оксана Федоровна, сжимая в руках гвоздики.

    У наземного вестибюля цветов больше, как и скорбящих людей. Таисия пришла к мемориалу с маленькой дочкой: «Ощущения сегодня такие же, как и в тот страшный день. В метро мы стараемся не ездить. Делаем это очень редко. Сегодня День памяти. И я стараюсь сделать так, чтобы не только я, но и дети помнили об этом дне. Поэтому специально после занятий приехали возложить цветы. Мы это сделали прямо в метро, там, где произошла трагедия. Очень тяжело переживать все, что происходит. И последние новости из Кемерово. Страшные вещи видят наши дети сейчас. Я изучаю вопросы безопасности, рассказываю об этом своему ребенку. Уже сейчас этой теме немало внимания и в школах уделяется. Важно, чтобы и сами родители в семье рассказывали, беседы проводили, и в общественных местах уделялось этому больше внимания. Главное, чтобы люди получали информацию. А в остальном – быть внимательным и осторожным. Мы сами в ответе за свою жизнь».

    Фото: Анна Добровольская / «Санкт-Петербург.ру»
     

    Надежда тоже долго стояла у мемориала, несмотря на холодный ветер: «Страшная трагедия. Особенно для семей погибших. Детей отпускаю в метро, но переживаю жутко. Выбора нет. Ребенок всегда на связи. Теракты и в автобусах случаются. Надеешься каждый день, что с тобой и твоими детьми такое не произойдет. Как обезопасить себя? Никак. Быть бдительным, наверное. Наблюдать за людьми, которые сидят рядом, быть ответственным за свою жизнь. Никогда не попадала в эвакуацию в метро, но в учебных целях не помешало бы. Потому что боюсь, что растеряюсь, если угроза будет настоящей».

    Читайте также:

    Между правдой и вымыслом: как петербургские врачи спасали пострадавших после теракта в метро

    Останавливались возле мемориала и люди с чемоданами, они только-только приехали в Петербург. «Признаюсь, я совсем забыла, что год прошел. Но вот вышла из метро и такая картина. Видела в новостях, плакала и не понимала, что такое вообще возможно. В метро ездить боюсь. Даже хорошо, что у нас в городе его нет, а в Питере не так часто бываю. Знаю, что станции постоянно закрывают, багаж проверяют. Меня сегодня с чемоданом тоже остановили. Но, знаете, бомбу и в кармане можно пронести – никто не заметит. Так что такие проверки – вопрос спорный», – поделилась Анастасия.

    Фото: Анна Добровольская / «Санкт-Петербург.ру»
     

    «Прочитали там на записке в цветах: «Прошел целый год, но у меня все еще слезы на глазах». И действительно, все еще слезы. Хоть все и в делах, заботах, а из года в год вспоминаешь страшные события. И они не прекращаются. Люди гибнут. И сейчас сколько невинных в Кемерово не стало. Не представляем, каково их семьям. Себя в метро обезопасить сложно. Следим, в основном, за своими вещами. Чтобы не украли. А так, часто в голове мысль проскакивает, хоть бы все нормально сегодня было. И хорошо, что пассажиры такую бдительность проявляют, когда сумки бесхозные видят. Мало ли что», – рассказывают подруги Лера и Татьяна. 

    «Рамки, мне кажется, иногда не работают. Если честно, даже не знаю, чем они полезны и на наличие чего указывают. Но молодых ребят с рюкзаками проверяют часто. Это я всегда вижу, потому что на метро езжу каждый день и не раз. И самое страшное – это паника. От нее потери даже более серьезные иногда. Почтить память надо обязательно, душу греет, что люди так активно принимают участие в возложении цветов, все-таки способны мы к состраданию», – поделился Николай.

    В феврале 2018 года сотрудники Росгвардии 60 раз спускались в метро для осмотра брошенных вещей, а в марте – более 20 раз, однако бывший начальник Центра общественных связей ФСБ Александр Михайлов считает, что рамки металлоискателей и магнитные детекторы в общественных местах не могут решить своих задач. По его словам, антитеррористические меры должны концентрироваться не на безопасности объектов, а на оперативной работе.

    Читать также:

    Теракт. Год спустя: петербургский метрополитен не может полностью гарантировать безопасность пассажиров

    Несмотря на это, по данным РБК, в Петербурге для обеспечения безопасности метрополитена с 2015 года было выделено, как минимум, 1,3 млрд рублей, и сейчас деньги продолжают «улетать на ветер». Зато на компенсации пострадавшим в теракте в метро средств, вероятно, не хватает. Метрополитен выплатил всем пострадавшим и родственникам погибших компенсацию на общую сумму около 54 млн рублей, однако люди возмущены тем, что выплаты пострадавшим были неполными. Согласно официальным данным Смольного, без выплат остались 15 пострадавших. Из 82 заявлений право на получение материальной помощи получили 67 человек. Активисты говорят о 25 людях, не получивших денег от государства.

    Как же обезопасить себя? Многим опрошенным «Санкт-Петербург.ру» не хватает практики, кто-то ссылается на недостаток информации, но петербуржцы уверены, что наша безопасность только в наших руках, и за свою жизнь в ответе мы сами.

    Фото: Анна Добровольская / «Санкт-Петербург.ру»

    Все новости рубрики

      следующая
      следующая
      Все новости
      Общество

      Лучшее в Петербурге

      «Венера», «Пётр I», «Иван Грозный» и «Мефистофель»: семь шедевров из коллекции Русского музея

      Несколько экспонатов одной из главных сокровищниц Северной столицы, которые обязан увидеть каждый.

      «84 сыра», «Пять углов», «Лососиная»: топ-5 мест с необычной пиццей в Петербурге

      Пицца из «Черепашек-ниндзя» от самого Крэнга, огромный треугольник-пепперони на четверых, бар в гангстерском стиле с шотами, а также другие места с пиццей, в которых стоит побывать.

      Львиный мост на канале Грибоедова: балерины, их поклонники и дореволюционные риелторы

      Подробности создания одного из пешеходных цепных мостов, появившихся в Петербурге два века назад.

      Как это сделано

      написать письмо

      Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

      Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

      Проверено на себе

      Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

      В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

      Гид по Петербургу

      Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

      Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

      Пресс-релизы