USD 08.12.2021 74.1399 +0.4705
USD ММВБ 00:05 73.5333  
EUR 08.12.2021 83.7114 +0.5976
EUR ММВБ 00:05 83.0299  
Нефть($) ..20 +
Нефть(p) ..20 0.00 +0.00

Водоканал: Рекультивация полигона – приоритетная задача предприятия

«Санкт-Петербург.ру» продолжает исследовать причины зловонья на севере Петербурга. На этот раз в сопровождении представителей ГУП «Водоканал» мы направились в эпицентр катастрофы – к полигонам в Левашово.

Поездка во владения Водоканала логично продолжила редакционную «экологическую эпопею»: в январе «Санкт-Петербург.ру» запустил серию интервью и репортажей, посвященных году экологии в России. Наиболее обсуждаемая проблема города – смрад, который с завидной регулярностью накрывает Приморский, Выборгский и Курортный районы. Ни много ни мало – пятый год. 

Эксперты – политики, экологи, и общественники, единодушны в одном: полигоны, источающие запах, необходимо рекультивировать как можно скорее, чтобы отходы не отравляли горожан, а вонь не стала позорным маркером Петербурга. При этом собеседники издания возмущены попустительством городских властей. А вот в определении источника «ароматов» и виновных эксперты разошлись. К примеру, парламентарий Андрей Анохин и куратор «Красивого Петербурга» Роман Шайхайдаров видят угрозу в полигоне ТБО «Новоселки» (принадлежит ГУП МБПО-2) – он официально закрыт, но вереницы мусорных самосвалов продолжают сваливать сюда тонны отходов. Журналист-эколог Юрий Шевчук убежден: причина запаха в неправильной технологии рекультивации полигона осадка сточных вод «Северный».

В Водоканале с мнением Шевчука категорически не согласны. Представители ГУП уверены в эффективности технологии, тем более, как уверяют на предприятии, специалисты Водоканала отчетливо представляли отложенную экологическую проблему и потому несколько лет оценивали разработки в сфере безопасной рекультивации. Выбирать пришлось из нескольких десятков технологий. Чтобы понять, кто прав и кто виноват, корреспондент «Санкт-Петерург.ру» направился в Левашово, на полигон «Северный» вместе с представителями Водоканала.

Постапокалиптический пейзаж Левашово

 

К «Северному» мы отправились от Комендантской площади – именно сюда запах с особой силой мчит со стороны Левашовских полигонов. Ровно с тех пор, как для строительства завода Nissan и автотрассы вырубили важную лесополосу – за ней в свое время «прятались» полигон ТБО «Новоселки» и водоканальные накопители осадка сточных вод. Лес надежно защищал жителей северных районов от любой возможной вони. Как только деревьев не стало и появилась дорога, возник эффект аэродинамической трубы – смрад вырвался на свободу, прямиком в близлежащие и отдаленные жилые кварталы.

В Левашово едем через микрорайон Каменка по Парашютной – эти земли давно облюбовали и активно осваивают петербургские девелоперы. Десятки многоэтажек возводят практически рядом с очагом зловонья. Заезжаем на КАД, и взгляду открывается хрестоматийная зарисовка постапокалипсиса. Ужасающей египетской пирамидой в зимнем тумане возвышается мусорная гора «Новоселки» в окружении «черных смерчей» из тысяч птиц. В ту же секунду в салон нашего авто врывается характерный запах гнили и разложения. Остатки деревьев, что растут вдоль трассы и полигона, будто гирляндами, увешаны кусками полиэтилена, тряпками, упаковкой – всем тем, что принес мусорный ветер.

Дорога к полигонам «Северный» и «Новоселки». Фото: Ольга Головина
 

Через несколько минут добираемся непосредственно до «Северного». Входим на территорию и, к нашему удивлению, здесь никакого запаха не чувствуем. Далее делаем небольшой объезд по территории – вдоль маршрута расположились илонакопители, больше похожие на огромные бассейны. Сейчас они покрыты снегом и льдом, а кое-где вовсе поросли кустарниками и мелколесьем.

Рекультивация — дело небыстрое

 

Полигон «Северный» возник вместе со строительством Северной станции аэрации (ССА) в Ольгино в 1986 году. Более 20 лет сюда свозили жидкий осадок сточных вод. Таким образом здесь появились семь илонакопителей.

«Наш первый большой прорыв – строительство завода по сжиганию осадка, и с прошлого века мы стали сжигать 50% осадка и больше не размещали его на полигонах. Со строительством завода на ССА в 2007 году мы перестали свозить осадок и на «Северный» полигон, но перед Водоканалом встала задача переработки жидкого осадка до экологически безопасного состояния и дальнейшая рекультивация полигонов, – рассказывает заместитель директора департамента технологического развития и охраны окружающей среды ГУП «Водоканал» Ирина Алексеева. – На сегодняшний день разработано техзадание на рекультивацию седьмого накопителя, окончание намечено на 2020 год. Далее мы будем проводить конкурс на рекультивацию полигона и предполагаем, что в процессе, прямо на территории накопителя, возникнет лесной массив».

Как пояснила Ирина Алексеева, накопитель № 7 — пилотный проект рекультивации, а в дальнейшем, если технология полностью оправдает себя, ее применят и для других накопителей. Точная дата завершения рекультивации всего полигона осадка сточных вод станет известна не раньше, чем завершат эксперимент с седьмым накопителем.

Илонакопитель № 7. Фото: Ольга Головина
 

Специалисты Водоканала заверили: осадок не опасен и находится под строгим контролем Роспотребнадзора и ЗАО «Центр исследования и контроля воды», по последним данным, никаких вредных выбросов в атмосферу и почву с «Северного» не было. «К тому же, полигон – это гидротехническое сооружение. Илонакопители представляют собой отвалы и дно из кембрийских глин, поэтому в окружающую среду осадок с водой не поступает», – добавила Ирина Алексеева, уточнив, что есть проект и научные исследования, по которым из осадка (он богат фосфором и азотом) можно будет делать удобрения и продавать его на территории Северо-Запада.

Но насколько безвредным получится сырье из осадка? Ведь его отделяют не только из коммунальных, но и промышленных стоков, где доза тяжелых металлов способна скорее убить, нежели обогатить почву. «Тяжелые металлы в тех же геотубах с помощью реагентов находятся в связанном состоянии. Своего рода нерастворимые камушки. Поскольку все подвижные формы тяжелых металлов — а они самые опасные, связаны и неактивны, то в почву и корневую структуру растений они не попадают. Конечно, есть технологии полного удаления тяжелых металлов, но они очень дорогостоящие», - ответил на это начальник производства управления обработки и утилизации осадка филиала водоотведения ГУП «Водоканал» Станислав Петров.

По его словам, в геотубах после окончания обработки получается техногенный грунт – гринлайф, который можно будет использовать в дорожном строительстве, для формирования откосов.

Отвалы из глин, илонакопитель № 7. Фото: Ольга Головина
 

Направляемся к илонакопителю № 7. Станислав Петров подчеркнул, что этот накопитель – один из наиболее «молодых», осадок сточных вод здесь относительно «свежий» и химически активный. Поэтому технологию переработки – геотубирование – решили испытать именно на нем. «В рекультивации особенно нуждаются последние три накопителя – 5, 6 и 7. А первые – им больше 30 лет, давно переработались естественным путем: прошли все процессы брожения и гниения, осадок минерализован. Сейчас там уже выросли деревья и кусты, даже утки гнездятся», – объяснил Петров.

Показали специалисты Водоканала корреспонденту и те самые геотубы – большие мешки-фильтры (на две тыс. кубометров) из нетканого материала, в которых с помощью различных реагентов перерабатывают осадок сточных вод из седьмого накопителя. Геотубы лежат в отдельном бассейне, так называемой иловой карте. Сейчас они плохо видны под снегом, заметны только их очертания и пучки засохшей травы по бокам. По словам сотрудников предприятия, зимой активности в них нет – все химические процессы идут в теплое время года. В мешках находится порядка 300 тыс. кубов осадка – это лишь 20% объема от накопителя № 7. Осадок перерабатывают так: сначала насосной установкой его закачивают в закрытый бак, что важно – он не контактирует с воздухом. Там его обрабатывают четырьмя видами реагентов для разных целей: обезвоживание, подавление микрофлоры гниения и других патогенных организмов, в том числе вызывающих неприятный запах, осаждение тяжелых металлов. Дальше насосами осадок подают в геотубу – по словам специалистов, происходит от пяти до десяти закачек, пока мешок не закончится. Процесс весьма небыстрый.

Иловая карта с мешками-геотубами. Фото: Ольга Головина
 

«Водоканал постоянно ищет лучшие технологи, и подход у нас прагматичный: нам нужно понимать, что получим на выходе и сколько это стоит, – ответил Станислав Петров. – Конечно, геотубирование – не единственно возможный вариант. Но мы рассмотрели не один десяток технологий: антибиотики, пробиотики, грибы, технология водных гиацинтов, ультразвуковая. К сожалению, лабораторные химические испытания показали: большая часть технологий в нашем случае либо не работает, либо неоправданно дорога. Водоканал остановил выбор на технологии геотубирования – пока оно представляется как один из возможных пригодных вариантов – сказать об этом с полной уверенностью можно будет после того, как переработаем седьмой накопитель».

По данным Водоканала, исследования показали, что в результате геотубирования и продукт получается безопасный, и затраты не космические. Лично Станислав Петров доволен первыми результатами: «Если вы обратите внимание, то в самом илонакопителе и рядом почти ничего не растет. Потому что садок – не самый лучший субстрат для жизни, он очень агрессивен. А вот в геотубах, сверху и рядом, весной-летом очень буйная растительность – видите, остатки летней зелени и сейчас торчат возле мешков. Мы даже в клумбы этот грунт добавляем. Это может говорить о том, что получившийся продукт экологически безопасен».

В Водоканале не отрицают, что неприятный запах во время проведения работ действительно может быть, но только в теплое время года, в период биологической активности. Просто потому, что реакции идут бурно, а осадок сточных вод сам по себе состоит далеко не из фиалок. Зимой, уверяют в Водоканале, все «ароматы» идут от «Новоселок».

Геотубы в бассейне. Фото: Ольга Головина
 

«К сожалению, по закону в России действительно нет нормативов, которые регулируют интенсивность запаха. Человеческий нос устроен иначе, вне «нормативов», и, понимая это, мы обеспечили ряд мероприятий, которые максимально блокируют неприятные запахи. Например, во время рекультивации по периметру полигона работает насосная установка с магистралью форсунок с деодорантом. Реагенты захватывают молекулы вредных веществ и запахов, существенно ослабляя их влияние», – сообщили специалисты предприятия.

Опасное соседство

 

К востоку от территорий Водоканала расположился тот самый полигон ТБО – его мы уже наблюдали с КАД. «Египетская пирамида» из мусора принадлежит ГУП «Завод по механизированной переработке бытовых отходов-2» (МБПО-2). По сути сейчас это несанкционированная свалка, и с территории «Северного» ее можно более подробно рассмотреть. Вблизи зрелище поражает масштабами: многометровая гора коммунальных отходов (на 83,5 га) и вереница самосвалов. О наличии пищевых, а значит гниющих, отходов свидетельствуют крикливые тучи чаек и ворон. Любой слабый ветерок со стороны полигона - и резкая вонь буквально обжигает ноздри. В Водоканале опасаются, что рано или поздно страшный мусорный сосед придет на их территорию, ведь гора отходов с каждым днем становится выше. Мы задали вопрос, пыталось ли руководство предприятия сообщить властям об опасном и вонючем соседстве, на что сотрудники несколько смутились, посетовав, что не имеют необходимого влияния и полномочий.

Мусорная куча полигона «Новоселки». Фото: Ольга Головина
 

Исходя из бесед с экспертами и лично наблюдаемой картины, подобная «язва» на теле города опасна не только постоянными процессами разложения и «ароматами», но и отношением со стороны городских властей. Мы сделали несколько снимков – сквозь туман можно разглядеть активную работу самосвалов с отходами и другой техники. На свалку они едут вереницей. То, что по техническим причинам не смог «взять» объектив – группки лиц без определенного места жительства, которые буквально кидались под колеса и гусеницы машин. Видимо, в надежде на цветмет и прочее вторсырье, которое, пусть и за копейки, но кое-где принимают. Зрелище не для впечатлительных.

Несмотря на обещания Смольного по «укрощению» запаха и даже на то, что схему рекультивации «Новоселок» разработали в 2015 году, ситуация стала только хуже – как уже отмечалось, после вырубки леса. Власти переносят сроки, ссылаются на отсутствие денег в бюджете, апеллирует к субъективности восприятия запахов. Можно предположить, что опасная левашовская свалка так и не стала городской повесткой даже в год экологии.

Проблемы полигонов на севере Петербурга мы продолжим обсуждать с экспертами отрасли.  Если сейчас мы наблюдали работу Водоканала на «Северном», то в следующих материалах мы намерены узнать: поменялась ли позиция Смольного относительно «Новоселкок» или мусорный монстр продолжит расти на фоне политической отстраненности.  

Полигон «Новоселки». Фото: Ольга Головина

 

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    Экология

    Лучшее в Петербурге

    «Венера», «Пётр I», «Иван Грозный» и «Мефистофель»: семь шедевров из коллекции Русского музея

    Несколько экспонатов одной из главных сокровищниц Северной столицы, которые обязан увидеть каждый.

    «84 сыра», «Пять углов», «Лососиная»: топ-5 мест с необычной пиццей в Петербурге

    Пицца из «Черепашек-ниндзя» от самого Крэнга, огромный треугольник-пепперони на четверых, бар в гангстерском стиле с шотами, а также другие места с пиццей, в которых стоит побывать.

    Львиный мост на канале Грибоедова: балерины, их поклонники и дореволюционные риелторы

    Подробности создания одного из пешеходных цепных мостов, появившихся в Петербурге два века назад.

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы