USD 10.07.2020 70.8800 +-0.3579
USD ММВБ 10:24 71.3799  
EUR 10.07.2020 80.4134 +0.0072
EUR ММВБ 10:24 80.3569  
Нефть($) 09.07.2020 42.37 2.28
Нефть(p) 09.07.2020 3003.19 +147.26

Боткинская больница: от холеры до коронавируса

История появления первого в России инфекционного стационара. Этапы развития больницы и практики, ставшие общепринятыми стандартами.

«Подходя к Пяти углам, я вдруг был остановлен сидельцем мелочной лавки, закричавшим, что я в квас его, стоявший в ведре у двери, бросил отраву. На крик сбежались прохожие и менее нежели через минуту я увидел себя окруженным толпой, прибывавшей ежеминутно. Все кричали и требовали обыскать меня. Я снял с себя фрак с гербовыми пуговицами, жилет, нижнее платье, сапоги, даже нижнее белье и остался решительно в одной рубашке. Когда окружающие меня, наводнившие улицу до того, что сообщение по ней прекратилось, увидали, что при мне подозрительного ничего нет, тогда кто-то из толпы закричал, что я «оборотень» и что он видел, как я проглотил склянку с отравой», – так очевидец описывает события холерного бунта 1831 года.

В апреле неведомая азиатская инфекция добралась до Петербурга. Столица впервые столкнулась с новой болезнью, которая быстрыми темпами распространилась по всей стране. Официально во время первой эпидемии в России заразилось полмиллиона человек, из которых почти 200 тыс. умерли.

Купцы в панике уезжали из имперской столицы, Николай I переехал в Петергоф, Александр Пушкин из Царского Села писал своему другу Павлу Нащокину: «Здесь холера, то есть в Петербурге, а Царское Село оцеплено».

Простой люд, запертый в заражённом городе, начал бунтовать. Апогеем холерного бунта стал июньский разгром временной больницы на Сенной площади. Ворвавшиеся туда люди выбили стёкла в окнах, сломали мебель, выгнали больничную прислугу и до смерти избили местных врачей. Дошло до того, что усмирять людей на площадь прибыл лично Николай I. Страх перед народным восстанием пересилил страх заразиться холерой.

Император Николай I усмиряет холерный бунт в 1831 году. Литография из французского периодического издания Album Cosmopolite
 

Большой город с большими проблемами

 

В Петербурге 1870-х годов свирепствовали заразные болезни, которые медицина тех времён никак не могла остановить. Больных тифом, холерой, дифтерией и скарлатиной помещали во временные больницы, совершенно не приспособленные для борьбы с инфекциями. Городские чиновники даже получили от врачей предупреждение об угрозе появления в Петербурге чумы, оспы и других смертельных заболеваний.

В таких неблагоприятных условиях в Управу Петербурга поступил проект создания «особой, по барачной системе выстроенной больницы на 300 коек», который сразу же рекомендовала к исполнению комиссия общественного здравия. Инициатором постройки выступил известный терапевт Юрий Чудновский.

Разработкой генерального плана больницы занялся инженер Доримедонт Соколов. Активное участие в работе принял выдающийся архитектор Иероним Китнер, который также стал председателем строительной комиссии. Большую инфекционную больницу решили разместить на Александровском (Казачьем) плацу площадью 20 тыс. кв. сажен. Этот исторический район вблизи Александро-Невской лавры и к северу от реки Монастырки появился в начале XIX века и использовался для учений лейб-гвардии Казачьего полка.

Болотистую местность как раз начали застраивать в конце XIX века. Только район предварительно пришлось осушить с помощью сложных дренажных работ, а затем перекопать и засыпать привозной землёй и песком.

Фото: citywalls.ru
 

Система вентиляции и дезинфекционная камера

 

Первый в России специализированный стационар для изоляции и лечения инфекционных больных открылся в Петербурге 17 апреля 1882 года, почти 140 лет назад. Александровская городская барачная больница разместилась в 22 типовых одноэтажных бараках, построенных в русском стиле, с верандами и резными крылечками. Все они расположились между Миргородской, Кременчугской и Переяславской улицами. Впервые подобная больница для заразных открылась не в центральной части города, а на периферии.

Инфекционный стационар был построен по самым передовым технологиям: с системой вентиляции, отоплением, обеззараживанием сточных вод, освещением бараков и канализацией. Территории «заразной» и «чистой» зон строго разграничивались, а административные и хозяйственные постройки находились вне досягаемости болезней.

20 бараков предназначались для больных – до 12 человек с одной и той же инфекцией в каждом. Ещё в двух содержались до 30 выздоравливающих. Пациентов с невыясненным диагнозом размещали в отдельном здании. Для обеззараживания вещей в больнице была построена первая в России дезинфекционная камера с сухим прогретым воздухом и серой. Через год здесь же появилась более новая версия, действующая с текучим паром и обеззараживающими веществами (хлором, формальдегидом).

На территории больницы была собственная хлебопекарня, квасоварня и молочная ферма. Качественное питание и строгий режим способствовали снижению летальных исходов, количество которых было одним из самых низких в Европе.

2020 год. Фото: Instagram / @axyonova.d, @varvara.ok
 

Основа всего больничного дела в России

 

По просьбе городской думы первым попечителем больницы стал выдающийся врач и профессор Сергей Боткин, начальник факультетской терапевтической клиники Военно-медицинской академии. Он создал первую в России экспериментальную лабораторию, открыл первую бесплатную амбулаторию. Благодаря настойчивости Сергея Петровича в Петербурге и других городах впервые появились бесплатные больницы для бедняков.

В Александровской городской барачной больнице на деньги Сергея Боткина была оборудована вторая в России лаборатория и приобретены книги, образовавшие фонд библиотеки. Под его наблюдением был организован строгий научный лечебный процесс, который стал основной всего больничного дела в России.

В больничной лаборатории впервые начали производить анализы фильтрованной и нефильтрованной воды из Невы. По сути, она стала первой городской санитарной станцией. По инициативе Сергея Боткина в Петербурге появился и специальный транспорт – 1 мая 1883 года по городу проехала санитарная карета для перевозки инфекционных больных. В 1889 году, после внезапной смерти Сергея Петровича, больницу переименовали в «Городскую барачную в память С.П. Боткина больницу».

2020 год. Фото: Instagram / @kseniia_kiselyova, @olesya_fil_7ya
 

Упадок и возрождение

 

В начале XX века у Боткинской больницы появилось несколько каменных корпусов по проекту архитекторов Иеронима Китнера и Александра Шиллинга. После революции оставшиеся деревянные бараки начали приходить в упадок и разрушаться, также пострадали системы водоснабжения и отопления. В начале 1920-х стационар под руководством профессора Глеба Ивашенцева постепенно возродился. Но прежних объёмов работы больницы катастрофически не хватало, так как она оставалась единственной подобной на весь Ленинград.

После 50 лет безупречной работы больница перестала отвечать современным требованиям медицинской науки, а деревянные бараки начали один за другим «выбывать из строя». В 1926 году по поручению губернского отдела здравоохранения был объявлен открытый конкурс на проект строительства инфекционной больницы на 1000 коек. В нём победил известный петербургский архитектор Александр Гегелло в коллективе с Давидом Кричевским и Григорием Симоновым. При реконструкции стационара они решили уделить особое внимание чёткому функциональному зонированию, разделению потоков движения и групп больных.

Макеты для придуманного глянцевого журнала Botkina Covid Fashion со снимками пациентов Боткинской больницы. Фото: дизайнер Артём Иванов
 

Полная перестройка инфекционной больницы проводилась в 1927-1928 годах на несколько расширенном участке. Она позволила поочередно вводить в строй новые корпуса, не нарушая обычной работы стационара. Всего было построено восемь новых двухэтажных и трёхэтажных лечебных павильонов. Тогда же появились клубный и учебный корпуса.

В 1966 году Исполком Ленсовета принял решение о коренной реконструкции Боткинской больницы. И в 1970-х годах появился ряд новых кирпичных корпусов. К тому моменту из первоначальных сооружений сохранилась только арка въездных ворот. В 1987 году в больнице был организован первый в России Клинический центр СПИДа.

Весной 2017 года на Пискарёвском проспекте начал работу новый корпус Боткинской инфекционной больницы. Он стал крупнейшим подобным в России и строился более десяти лет. Сейчас в Клинической больнице им. Боткина 28 лечебных и 14 вспомогательных отделений. За год здесь проходят лечение более 30 тыс. человек на Миргородской улице и 26 тыс. – на Пискарёвском проспекте. Историческая часть знаменитой больницы стала объектом культурного наследия регионального значения.

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    Коронавирус
    YouDo в Санкт-Петербурге

    Лучшее в Петербурге

    «Венера», «Пётр I», «Иван Грозный» и «Мефистофель»: семь шедевров из коллекции Русского музея

    Несколько экспонатов одной из главных сокровищниц Северной столицы, которые обязан увидеть каждый.

    «84 сыра», «Пять углов», «Лососиная»: топ-5 мест с необычной пиццей в Петербурге

    Пицца из «Черепашек-ниндзя» от самого Крэнга, огромный треугольник-пепперони на четверых, бар в гангстерском стиле с шотами, а также другие места с пиццей, в которых стоит побывать.

    Львиный мост на канале Грибоедова: балерины, их поклонники и дореволюционные риелторы

    Подробности создания одного из пешеходных цепных мостов, появившихся в Петербурге два века назад.

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы