USD 09.12.2022 62.5722 -0.3650
USD ММВБ 09:32 62.3481  
EUR 09.12.2022 65.6762 -0.2204
EUR ММВБ 09:32 65.4619  
Нефть($) ..20 +
Нефть(p) ..20 0.00 +0.00

Первый канал. Программа "Судите сами". "Травматика. Убей меня нежно"

Назад к оглавлению раздела


Четверг, 28 октября 23:50


Посмотреть запись передачи на сайте Первого канала>>


Передача представляет собой ток-шоу, в ходе которого участники, выходя к центру студии и обсуждают поставленную тему. В программе приняли участие самые разнообразные люди со своими точками зрения по вопросу гражданского оружия. Попробуем представить позиции этих людей, подробно проанализируем их и вынесем свою оценку данной передаче на основе ее объективности.

Первым выступал Заместитель председателя Совета Федерации РФ Александр Торшин. Его позиция не всякому может быть понятна, однако, эта точка зрения близка многим любителям оружия и некоторой "невооруженной" части граждан.

Звучит она примерно так: необходимо запретить травматическое оружие, но вернуть, он подчеркнул, что именно "вернуть", гражданам утраченное в советское время право приобретать по лицензии гражданское нарезное короткоствольное оружие.

Также он отметил, что общество стало конфликтным и «тенденция накопления конфликтного потенциала наращивается».  Торшин считает, что боевое оружие дисциплинирует владельца, а неправомерная стрельба из "травматики" в большинстве случаев — «это несерьезное отношение к этому виду оружия».

"Травматическое оружие, как правило, воспринимается, как оружие безответственного выстрела. Владелец же понимает, что никого не убьет" — сказал Торшин.

Этими словами действительно можно объяснить большинство случаев применения этого оружия не для обороны, а для нападения. Некоторые владельцы "травматики" не до конца представляют, что находится у них в руках, и используют её для решения споров и других конфликтных ситуаций в качестве эдакого "длинного кулака". И забывают, что применение травматического оружия допустимо только в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) или задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ).

За г-ном Торшиным слово передали Наталье Архипцевой, той самой журналистке канала "Russia Today", которая стала известна всей стране как раз из-за «стрелкового» случая в ресторане: в ходе выяснения отношений с одним из посетителей заведения ей из «травматики» прострелили ногу.   

По ее мнению,  что если бы у преступника, который в нее стрелял, не было пистолета, а был бы иной предмет (нож, вилка), то при нападении он мог воспользоваться им.

И, на удивление многим, она не заняла позицию ненавистников оружия:
"Н. Архипцева: все дело в человеке, он чувствует свою безнаказанность.
А. Торшин: стреляет не оружие, стреляет человек
Н. Архипцева: да"

Так что отрадно, что еще остались представители журналистского корпуса, которые могут адекватно понять проблему травматического оружия, причем, оказавшись его жертвой, и не воспринимать стреляющий кусок металла, как вселенское зло. Хочется пожелать Наталье поскорее забыть это происшествие, дальнейших успехов в работе и, главное, чтобы преступник, напавший на неё, был наказан по всей строгости закона.

Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ, известный адвокат Павел Астахов отошел от вопроса неправомерного использования травматического оружия и изложил свою точку зрения на причины вооруженности общества: "Мы не воспитываем людей, не делаем ничего, чтобы общество стало гражданским, - заметил юрист. — Кроме того, люди берутся за оружие потому, что понимают, что милиция не способна защитить граждан на сто процентов и обеспечить порядок на улице, в транспорте, общественных местах ".

Эта точка зрения правильная, и сегодня вряд ли кто-то подставит ее под сомнение, пожалуй, кроме самой милиции. Общество уже пару десятков лет не может себя спокойно чувствовать ни на улице, ни в транспорте, ни даже дома. Вследствие этого появляется желание защитить себя самому.

Однако от слов о неэффективности органов охраны правопорядка Павел Астахов резко перевел разговор на тему юридических различий оружия самообороны от боевого, и посетовал на то, что с таким оружием можно находиться в транспорте и оно не "звенит" при прохождении рамки металлоискателя. Последнее утверждение — это, конечно, ничем не подтвержденный миф, травматическое оружие также хорошо звенит, как и обычное. А ношение травматического оружия в общественных местах не запрещено законом.

Но, в случае введения такого запрета, не устанавливать же сейфы и комнаты для хранения оружия в кафе и автобусах? Ведь не каждый может себе позволить личный автомобиль, а добираться из дома на работу и обратно владельцам оружия тоже надо.

Также Павел Астахов упомянул проблему незаконного получения лицензии на оружие самообороны: "люди просто покупают медицинскую справку, проходят лицензирование, договариваются с участковым…".

Наказывать, безусловно, за это надо, и медицинские учреждения, и сотрудников милиции, и взяткодателей. Но, как мы все хорошо знаем, проблема коррупции в нашей стране связана не только с процессом получения лицензии на "травматику"… И вследствие этого негативного социального явления укрепляются позиции противников идеи А. Торшина о лицензированной продаже нарезного короткоствольного оружия.

После вопроса ведущего: "есть ли здесь те, кто, безусловно, за травматическое оружие?", в дискуссию вступил заместитель председателя Всероссийского общества владельцев гражданского оружия Сергей Зайнулин.

"Травматическое оружие — это единственное оружие, в данный момент, которое дает людям возможность эффективно защитить себя. Имеющиеся остальные средства самозащиты: электрошокеры, газовые баллончики, к сожалению, показывают гораздо более низкую эффективность", - сообщил С.  Зайнулин.

И, действительно, из всего разрешенного по закону оружия самообороны (Ст. 3 п.1 ФЗ "Об оружии"), наиболее эффективным является огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие (дробовики) и травматическое оружие. Но поскольку дробовые ружья по закону разрешается хранить только дома, ношение его запрещено, то для самообороны вне дома эффективным остается лишь одно средство личной самозащиты — «травматика».  Как уже упоминалось, электрошокеры, газовые баллончики  и газовые пистолеты имеют очень ограниченную зону поражения и вряд ли помогут человеку защититься от группового или же вооруженного нападения.

Интересный вопрос о мощности травматического оружия затронул председатель комитета ГД РФ по безопасности Владимир Васильев.  "В последние годы производители травматических патронов для оружия самообороны стали увеличивать их мощность», - отметил он.

И правда. Если взглянуть на историю травматического пистолета "Оса", то мы увидим, что изначально это было оружием самообороны с достаточной мощностью для эффективной самообороны. Однако чуть позже, мощность травматических патронов для этого пистолета снизили примерно на четверть. Возможно, наши законодатели таким образом проявили сочувствие к преступникам. Странно, не правда ли?.. 

Противоположная ситуация сложилась с "газовым оружием с возможностью стрельбы патронами с резиновой пулей", наиболее ярким и известным представителем которого является пистолет "Макарыч". Изначально мощность патронов к этому виду оружия была очень мала, само оружие ненадежно, и самооборона с ним была крайне не эффективна (для примера, можно взглянуть, что представляло собой травматическое оружие в 2005 году:  статья Комсомольской Правды от 13.02.2005 "Резиноплюй бандита не обидит").

Производители травматических патронов реагировали постепенно, и только через пять лет после начала продаж "газового с возможностью...", его эффективность и надежность достигла приемлемых значений.

Также Владимир Васильев упомянул о законодательных мерах по ужесточению оборота травматического оружия, которые в сентябре были приняты в первом чтении  на пленарном заседании Госдумы и сейчас находятся в стадии обсуждения ко второму чтению. Об этих поправках мы писали в статьях "Травматическое оружие — нужны новые правила" и ""Президентские" поправки в закон "Об оружии". Что ждет владельцев гражданского оружия?" . В том числе и об упомянутой В. Васильевым  системе пулегильзотеки, которая фактически бесполезна применительно к травматике.

Также он сообщил, что в некоторых странах травматическое оружие запрещено, однако, Владимир Васильев не упомянул, что запрет связан именно со сложностями идентификации такого вида оружия.

В целом В. Васильев так озвучил свою позицию: "я против травматического оружия, но, так как на руках населения уже находится миллион 300 тысяч стволов, резко нельзя сокращать этот процесс".

Еще одним гостем программы, так же как и Наталья Архипцева, пострадавшим от неправомерного применения травматического оружия, оказался Андрей Зибров. Эта громкая история также широко освещалась в СМИ. Преступление, совершенное против него весной 2010 года, когда один из обидчиков выстрелил в глаз актеру из травматического пистолета, поражает своей глупостью. Стрелявший явно не находился в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. А на любой пачке травматических патронов и в паспорте самого пистолета черным по белому написано: "не применять ближе 1м. Запрещается стрельба в лицо человека…". Налицо явное покушение на убийство. Преступник точно стрелял со злым умыслом, и 3 года лишения свободы для него, согласитесь,  — слишком малый срок.

В результате пострадавший актер занял позицию противников какого-либо оружия в руках у населения. Мотивировал он это тем, что в нашей стране на человека в год выпивается 12-13 литров алкоголя.  Однако дела обстоят еще хуже. По данным на 2009 год — это 18 литров абсолютного алкоголя: 10 литров — легального, и 8 - нелегального. Но если мы взглянем на, так называемые, сильно "пьющие" страны, то мы обнаружим там и Венгрию, и Чехию — страны с либеральным оружейным законодательством, допускающим ношение огнестрельного оружия для самообороны.

Также можно привести в пример и наших ближайших соседей — страны Прибалтики и Молдавию.  Количество преступлений, совершаемых там с легальным огнестрельным оружием, исчисляется всего несколькими десятками в год.

Возьмем, например, Литву. На 2003 год там потреблялось 8,6 литров чистого алкоголя на человека. На руках у населения было 63,825 единиц зарегистрированного огнестрельного оружия (из них 18,551 единица -  короткоствольного нарезного и длинноствольного гладкоствольного для самообороны). И в том же 2003 году всего было совершено 103 преступления с использованием оружия, а эти цифры включают в себя данные по преступлениям, как с легальным оружием, так и нелегальным. Можно рассмотреть и современные данные: в 2008 году количество оружия в легальном обороте составляло 78,324 единиц, а общее количество преступлений с оружием — 85.   (источник №1 и источник №2) А по данным МВД Литвы в 2008 всего зарегистрировано 78,226 преступлений, и, как видите, число преступных деяний с оружием составляет всего 0,1% от общего количества преступлений. Кстати, среди литовских граждан-владельцев оружия есть и этнические русские, которые, кстати, тоже могут выпить.

Однако слукавим, если не отметим один немаловажный факт в литовском оружейном законодательстве. Закон запрещает ношение или транспортировку оружия в случае, если содержание алкоголя в крови владельца оружия превышает 0,4 промилле, а также, если человек находится под воздействием наркотических веществ. Неплохо бы и в нашей стране ввести такие ограничения. Ведь никто, например, не спорит, что управлять автомобилем в состоянии алкогольного опьянения — крайне опасно не только для водителя, но и для остальных участников дорожного движения.

Конечно, Андрей Зибров получил тяжелую физическую и психологическую травму. Лицо любого актера, а, прежде всего, глаза - это средство выражения эмоций, основа его игры. Ему сложно будет сниматься в крупных планах, количество предлагаемых ролей уменьшиться. Очень сложно такое пережить. Но, разбирая историю Зиброва, стоит всегда помнить: стреляет не оружие, стреляет человек. И если бы на момент совершения преступления травматического пистолета у обидчика Андрея не оказалось бы, представим,  что "травматика" была бы запрещена, то вряд ли какой-либо закон помешал бы ударить известного актера "колюще-режущим" или "тяжелым тупым" предметом, которыми по статистике совершается намного больше преступлений, чем «травматикой». А запрещать кухонные ножи и обрезки труб в нашей стране пока никто не собирается...

Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала Russia Today, сотрудницей которого является Наталья Архипцева, поддержала позицию своей подчиненной. "Дело не совсем в оружии, если захотят, то могут и нож кинуть, или еще что-нибудь… Мне, как женщине, спокойней спать дома, если бы знала, что у меня есть оружие" — сказала М. Симоньян.

Затем слово взяла писательница детективов Дарья Донцова, которая фразой "у меня папа — генерал, он научил меня стрелять из всех видов оружия" показала, как поверхностно она знакома с тематикой передачи. Увы, это сегодняшние рейтинговые реалии телевидения. Чтобы определенная часть телезрителей прильнула к экранам, необходимо приглашать известных людей, хотя тот факт, что они не до конца разбираются в теме, как правило, не берется во внимание. Но все же  обратим внимание на довод  Донцовой о том, что человек просто не успеет достать оружие, которое у него есть.
Взглянем на это видео:





Меньше двух секунд понадобились человеку в кадре, чтобы извлечь пистолет. Конечно, он тренировался, и, судя по всему, тренировался долго. Однако никто не запрещает другим владельцам оружия самообороны так же тренироваться. И более того, для быстрого извлечения пистолета продумать удобное размещение на теле кобуры или сумки. Если владелец оружия беспокоится за свою жизнь и здоровье, то он сам будет ходить на различные курсы, тренинги, заниматься самостоятельно. Если нет — он будет носить пистолет,например, в барсетке, откуда точно не успеет достать оружие. Но это уже  его выбор, его решение.

Психиатр-криминалист Михаил Виноградов емко и доходчиво объяснил всю опасность травматического оружия и необходимость в короткоствольном нарезном.

Позволим привести весь его монолог: "По уровню общей психической напряженности Россия выходит на первое место среди всех стран. Резко возросла агрессивность в обществе. Травматическое оружие покупают по двум причинам: первое — у владельцев такого оружия ввиду его крайней неэффективности возникает иллюзия защищенности; второе — ощущение превосходства над другими людьми у лиц с неуравновешенной психикой. Моя позиция такова — травматического оружия быть не должно, оно опасно и с  той, и с другой стороны. Я отдаю предпочтение огнестрельному оружию. Оно мобилизует человека. Если уметь им пользоваться, оно может стать реальной защитой, хотя может обернуться и против хозяина, если он им пользоваться не умеет…".

И если со второй причиной покупки некоторыми гражданами травматического оружия можно согласиться, то первая  причина, по нашему мнению, постепенно сходит «на нет».

Сейчас травматика достигла нормальных значений по мощности, при которых эффективная самооборона стала реальностью. Однако ввиду этого она потеряла свой основной фактор — фактор нелетальности -  при стрельбе в некоторые части тела. Можно предположить, что оружия способного наносить человеку травмы, при этом исключая возможность лишить его жизни, в природе вообще не существует. Например, один и тот же травматический патрон может нанести значительный урон нападающему летом, но зимой отскочит от теплой дубленки, как от бронежилета. Поэтому, действительно, альтернативой травматическому оружию является боевое -  так как оно эффективно, а владелец четко понимает, что оно летально.

Неслучайно Михаил Виноградов отметил  чрезвычайную агрессивность и психическую  напряженность в обществе. Проблема очень острая и актуальная. Ежедневно из разных концов страны доносятся сообщения о, так называемых, "разборках на дорогах". Но не стоит забывать, в этих "разборках" применяется не только травматическое оружие, но и биты, и монтировки, и ножи, и другие подручные предметы. Запрет на "травматику" в России уж точно не решит проблему агрессивности общества, он лишь только уберет одно из средств ее проявления. Или средство защиты?...

 

Любопытны были ответы гостей на конкретные вопросы. Которые задавал ведущий программы Максим Шевченко. Павла Астахова он спросил  о необходимости самозащиты как таковой. Как опытный юрист и адвокат, Астахов пояснил, что самозащита — неотъемлемое конституционное право каждого гражданина страны. И в Федеральном Законе "Об оружии" написано, что для самообороны может использоваться определенное оружие.

Однако и в этот раз Павел Астахов сменил тему и перешел на совершенно другой вопрос. "Много ли случаев, когда человек, владея травматическим оружием отстоял свои честь и достоинство, защитил близких, спас имущество?", — заявил Астахов. На это, к сожалению, ему никто не смог ничего ответить. Точнее, возразить пытались, но не очень эффективно.

Ответить Павлу Астахову на этот вопрос попробуем мы.


К сожалению, к фактам защиты с оружием чести и достоинства, а также имущества, наша милиция и суд смотрят отрицательно. В большинстве случаев — это условный или даже реальный срок владельцу оружия. А вот касательно защиты себя, своих близких или вообще чужих людей приведем пару примеров:

Владелец травматического оружия защитил себя от группового вооруженного нападения. Сюжет телекомпании 100ТВ (ссылка). 

Стоит отметить, потерпевший успел достать пистолет и выстрелить. Впрочем, как и во всех остальных случаях ниже.

Спортсмен выстрелами из травматического пистолета задержал насильника (ссылка)
.

Женщина убила бывшего мужа, напавшего на нее с топором, с помощью травматического пистолета (ссылка).

История с нашего форума. Владелец оружия самообороны защитил незнакомую девушку (ссылка).

Данная тема на форуме, как и сюжет канала 100ТВ, затрагивает проблему правоприменительной практики при необходимой обороне, когда защищающийся оказывается подозреваемым. Увы, об этой проблеме мало пишут СМИ. Это, к сожалению, не так интересно журналистам, как сам факт стрельбы.

Также приводим ссылку на страницу, где размещена статистика по 208 случаям применения травматического оружия для самообороны, собранная по информации с различных оружейных форумов: http://www.defenseweapon.ru/self-defense-statistics.html Эти данные наглядно показывают, что более чем в 70% случаев нападение на владельца оружия самообороны прекращалось.  На этом сайте можно посмотреть и описание случаев самообороны с, так называемой, мелкокалиберной травматикой, с бесствольным оружием самообороны и даже случаев, когда стрельба не понадобилась.

И, конечно, вышеприведенные ссылки не охватывают огромное количество случаев самообороны с травматическим оружием, которые не освещали СМИ, или о которых не писали в Интернете сами пострадавшие. Думаем вопрос: "а спасает ли людей травматическое оружие?", - отпадает. Очень жаль, что участники дискуссий подобного рода, как эта передача, не могут собрать достаточно объективную информацию по фактам самозащиты с оружием, ведь на основе этих данных и стоит говорить о таких вопросах: спасает или губит, запрещать или разрешать, снижать мощность или увеличивать.

Член Совета Федерации Александр Чекалин упомянул об агрессивности современного общества, а также о готовящихся изменениях в законодательстве, которые должны ограничить возможность приобретения гражданского оружия некоторым категориям граждан: судимым, страдающим наркотической зависимостью и т.д. Всё это мы уже слышали из уст предыдущих участников передачи и комментировать не будем.   

В процессе дискуссии писательница Дарья Донцова отметила, что травматическое оружие легко переделывается в боевое оружие: "у меня ощущение, что производители травматики делают это специально. Травматику нельзя выпускать на улицу". Эта опрометчиво произнесенная фраза фактически является обвинением таких известных производителей не только травматического оружия, но и продукции для отечественных силовых ведомств, как Ижевский механический завод, Вятско-Полянский машиностроительный завод "Молот", Климовский специализированный патронный завод, Завод имени Дегтярева, Златоустовский машиностроительный завод…Все эти предприятия, дабы не разориться, производили и производят в том числе и «травматику».

Напомним, что любое оружие самообороны, впрочем, как и боеприпасы для него, в России проходит обязательную сертификацию в специальных органах сертификации гражданского и служебного оружия. Там оно подвергается всевозможным испытаниям и проверкам на соответствие криминалистическим требованиям МВД России, а боеприпасы — еще и нормам Минздравсоцразвития. То есть если оружие заведомо легко переделывается для стрельбы боевыми патронами — его забракуют прямо на этапе сертификации. Любой производитель оружия самообороны подтвердит, что данный процесс очень трудоемок и длителен, перед запуском в продажу "травматика" тщательно проверяется.

Например, известный "Макарыч" не сделан из заготовок или забракованных частей боевых пистолетов, как думает большинство граждан. Пистолет изготавливается на отдельной производственной линии полностью с нуля. Стрельба боевыми патронами невозможна из-за ослабленной конструкции пистолета и преград в канале ствола. Пистолет просто разорвет при попытке выстрелить патроном с металлической пулей. Основные части "Макарычей" и пистолетов Макарова, как правило, не взаимозаменяемы, то есть, например, купить на "черном рынке" затвор от боевого ПМ и установить его на травматический вариант пистолета просто не получится. В итоге, чтобы переделать травматический пистолет в боевой, нужно поменять большинство его основных частей, фактически — создать пистолет с нуля. Это требует специальных инструментов, фрезеровки и т.д. Как говориться, "на коленке" сделать невозможно.  И не стоит забывать, что это — уголовное преступление, которое будет караться лишением свободы от 3 до 5 лет (по новому законопроекту, сейчас — от 2 до 4 лет).

А что же тогда мелькает в криминальных сводках? В большинстве своем - это газовые пистолеты, которые продавались в начале 90-х, переделанные под стрельбу боевыми патронами. В то время почему-то о возможности переделки никто не задумывался. Вот такой привет из "лихих 90-х" возвращается и в наши дни.


Одним из ключевых моментов передачи стало перечисление Владимиром Васильевым основных пунктов нового законопроекта об ужесточении оборота травматического оружия: "первое - ограничивается доступ. Теперь минимальный возраст — 20 лет, а не 18, как сейчас. Различные отрицательные учеты исключают возможность получения лицензии, в том числе алкоголизм и наркомания. Второе — гражданин, впервые получающий лицензию, будет проходить обучение, он будет понимать, что у него в руках. Третье — исключается ношение на массовых и спортивных мероприятиях".

Но, исходя из сегодняшней статистики неправомерного применения оружия самообороны, видно, что стреляют отнюдь не малолетние наркоманы на массовых мероприятиях. Основная масса таких стрелков — вполне взрослые люди, которые не злоупотребляют наркотиками или алкоголем.

Как уже было сказано в начале нашего обзора,  большинство случаев неправомерного применения травматического оружия — это использование его в качестве "длинного кулака" в драках и бытовых ссорах. Поэтому упор в новом законе следует делать именно на второй пункт, озвученный Владимиром Васильевым. Претендент на получение лицензии на оружие самообороны должен понимать, что у него в руках, в каких случаях он может его использовать, и какое наказание его ждет в случае неправомерного применения. Сейчас, к сожалению, подобных мероприятий при получении лицензии нет, кроме сдачи небольшого теоретического экзамена.


В заключении передачи Максим Шевченко попросил всех участников дискуссии подвести итоги и высказать свое заключительное мнение.

Павел Астахов: "право любит баланс. Каждый имеет право на самозащиту, но если вы хотите защищаться с оружием — это привилегия, и если вам такая привилегия дана, то и ваша ответственность по закону должна быть выше".

Михаил Виноградов: "я бы не разделял защиту личности от защиты общества, потому что личность защищается не от общества, а от бандитов. Общество также должно защищать эту личность. Если у нас будет совпадение интересов личности и общества, тогда можно будет говорить о разрешении других видов оружия". 

Наталья Архипцева: "соглашусь с Павлом Астаховым, что каждый человек имеет право на самозащиту, тем более все знают, в какой криминальной стране мы живем, но не по праву стреляющий человек должен понимать, что он понесет за это наказание".

Александр Чекалин: "защита личности означает защита общества, но человек должен иметь выбор, как себя защитить. Для этого должен работать закон. Я за то, чтобы право выбора было".

Маргарита Симоньян: "вместо дополнительных запретов государство должно заняться тем, чтобы обеспечить выполнение существующих законов и наказание за их нарушение. Тогда общество будет саморегулироваться, пугаясь этого наказания, и лишние запреты будут не нужны".

Дарья Донцова: "я абсолютно согласна с Павлом Астаховым, если закон дает человеку право защищать себя при помощи оружия — это его привилегия. Если тебе эту привилегию дали — с тебя и больше спрос. Но с другой стороны покупая оружие, помните, что оно в ваших руках может быть опасно для вас самих".

Сергей Зайнулин: "по конституции высшей ценностью общества является человек, его права и свободы, в том числе право на жизнь и самозащиту. Поэтому если новая система ограничения доступа к оружию некоторых категорий граждан будет работать и покажет обществу и государству свою эффективность, то я думаю, что вопроса о запрете или ограничении оружия вставать не будет".

Александр Торшин: "действительно, право на самозащиту оно святое. Поэтому считаю, что наравне с тем, чтобы вернуть гражданам полноценное право на защиту (имеется ввиду нарезное короткоствольное оружие — прим. guns.arsenalnoe.ru), необходимо резко ужесточить наказание за нелегитимное использование или хранение оружия".

Андрей Зибров: "надо ужесточать наказание и контроль".

Владимир Васильев: "так получилось, что исторически защита нашего общества обеспечивалась в рамках торжества частного права. Мы сегодня пожинаем плоды этого, каждый хочет вооружиться. Но вооружившись, каждый должен понимать, что, взяв в руки оружие, он будет и адвокатом, и исполнителем, и судьей одновременно…и подсудимым тоже. И еще один момент, мы забыли о том, что высшая справедливость — это прощение. У нас сегодня в обществе в роли высшей справедливости — месть. И вот эти вещи важны на такого вида передачах. Многие говорят, что у нас катастрофа…нет никакой катастрофы. Было время, когда 30 тысяч убийств было в год. Сейчас меньше 20. Мы начинаем улыбаться друг другу, уступать дорогу, мы постепенно излечиваемся от синдрома тех 90-х. И все будет нормально, мы будем регулировать то, что есть по закону".

Показательно заключительное слово ведущего Максима Шевченко.  "Я слушал наших гостей и думаю, что дело все-таки в мозгах. Если человек хочет убить, то он может убить чем угодно. Я уверен, что разрешение обществу иметь оружие самозащиты не должно зависеть от поведения психопатов, преступников, подонков и разного рода моральных уродов. Наверно, неправильно из-за нескольких случаев всем отказывать в праве на самооборону, просто наказание за неправильное применение той же самой травматики, как и огнестрельного оружия должно быть адекватно содеянному, оно должно быть серьезным. Если это будет так, то мы сами разберемся иметь нам оружие для самообороны или отказаться от него", - заявил он.



Несмотря на некоторую сумбурность и скомканность передачи, она получилась нужной. Наконец-то по главному федеральному телеканалу страны до населения донесли мысль, что травматическое оружие нужно не запрещать, а лишь следить за соблюдением существующих законов, относящихся к нему, и  очень вдумчиво разрабатывать новые, которые не навредят ни одной из заинтересованных категорий населения. Кроме того, эксперты попытались объяснить, что и боевое оружие в руках подготовленного гражданина, может оказать положительное воздействие на захлестнувшую нас волну криминала. 

Было интересно, если бы на передачу позвали не только людей, пострадавших от "травматики", но и того, чью жизнь оно спасло. Дискуссия получилась бы намного оживленнее, а главное — все-таки объективнее.


Оценка guns.arsenalnoe.ru - 4

 

Назад к оглавлению раздела

Tag: Оружие_Статьи_Оружие_в_СМИ
Обсуди статью на форуме

Быстрый поиск: Оружие_Статьи_Оружие_в_СМИ

По теме

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    Арсенал

    Лучшее в Петербурге

    В июле в Петербурге было зарегистрировано ДДУ в 2,6 раза меньше, чем в марте

    Автоэксперт поставил под сомнение экологичность электромобилей

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы