USD 21.10.2017 57.5118 -0.0588
USD ММВБ 08:17 57.51530  
EUR 21.10.2017 67.8927 -0.0406
EUR ММВБ 08:17 67.5390  
Нефть($) 20.10.2017 57.89 +1.08
Нефть(p) 20.10.2017 3329.36 +58.77

Между правдой и вымыслом: как петербургские врачи спасали пострадавших после теракта в метро

Пользователи в соцсетях делятся информацией об уникальных операциях, проведенных петербургскими врачами жертвам теракта в метро. Действительно, оперативное вмешательство врачей многих «вытащило» с того света, но ряд подвигов, приписываемых медикам, является фальшью, что лишь компрометирует их. «Санкт-Петербург.ру» разбирался в реальных методах работы и подвигах врачей при борьбе за жизнь пострадавших в теракте.

Террорист-смертник, 3 апреля приведший в действие взрывное устройство в петербургском метро, лишил жизни 14 человек. В спасении раненых принимали участие специалисты различных служб. Врачам удалось сохранить жизнь многим пострадавшим. О подвиге врачей одной из петербургских больниц пользователям интернета рассказала разошедшаяся по социальным сетям публикация Олега Черкасова.

«Девушке прямо в висок вошел большой осколок металла, пробил артерию, разорвал сосуды, раздробил лицевые кости и врезался в мозг. В таких случаях люди умирают. Это до сих пор считалось травмой, несовместимой с жизнью. Но не в этот раз. Наши медики решили не сдаваться до последнего. Одному Богу известно, что творилось в душе и сердцах этих людей, но они в ходе операции не только полностью восстановили девушке все раздробленные кости, собрав поврежденную часть лица, но и по ходу работы применили все силы и знания и придумали метод, не существовавший до сих пор! Они сшили главную артерию, а все микроскопические сосуды СКЛЕИЛИ! Склеили составом, который сами придумали в ходе операции! Девушка, в смерти которой не сомневался бы ни один врач мира, жива! И ее жизнь полностью спасена!» - написал Черкасов на своей странице в Facebook. 

Также пользователь социальной сети делится сведениями о том, что спасти другую пострадавшую удалось, несмотря на то, что она потеряла почти четыре литра крови.   

Ни названия больницы, ни имен тех врачей, которые это совершили, Олег не сообщил, но пост в социальных сетях вызвал множество благодарных откликов и репостов. При этом у части людей, прочитавших заметку, информация вызвала большие сомнения.

«Я понимаю, что написанное – бред, – пишет в Lifejournal блогер под ником Gerraa, – но мое начальство предполагает, что где-то что-то такое, конечно же, было». Вопросом, кому верить - автору поста или врачам, утверждающим, что это невозможно, - задается и другой пользователь «Живого журнала».      

Уникальный «клей» для костей

 

Корреспондент «Санкт-Петербург.ру» выяснил, что речь в посте шла о врачах петербургского Научно-исследовательского института скорой помощи им. И.И. Джанелидзе. В это лечебное учреждение в результате теракта в метро поступило 24 человека. Всем пострадавшим была оказана специализированная медицинская помощь, и они остались живы. Для того чтобы выяснить, как именно врачам удалось вырвать из лап смерти тяжело раненых, и отделить правду от вымыслов, «Санкт-Петербург.ру» лично встретился с директором НИИ Валерием Парфеновым.

Парфенов сразу заявил, что никакой уникальный клеевой состав во время экстренных операций врачами изобретен не был. Спасенные жизни – это результат профессиональной и согласованной работы медиков лечебных учреждений. Он отметил несколько факторов, которые стали решающими в борьбе за жизнь раненых после теракта в метро.

Во-первых, оперативно и профессионально сработали врачи Городской станции скорой медицинской помощи. Именно они вовремя доставили пострадавших в больницы города и не дали им погибнуть при транспортировке.

Читайте также

Скорая помощь: кто и что встает на пути спасения жизней людей? 

 

Существует правило «Золотого часа». Важно доставить пострадавшего как можно раньше в лечебное учреждение, чтобы в течение первого часа врачи смогли приступить к оказанию медицинской помощи. Тогда у медиков появляется намного больше шансов справиться с тяжелыми повреждениями, а у людей, в свою очередь, больше шансов на выживание. Если бы пострадавших привезли через два-три часа, то они могли бы погибнуть от шока.        

В институт сразу поступило 15 человек. В медицинском учреждении было развернуто пять операционных. Больным была оказана экстренная специализированная медицинская помощь. К вечеру за помощью в НИИ обратились еще четыре человека, а в последующие дни – еще пять.

Во-вторых, это наличие огромного кадрового потенциала в НИИ им. И.И. Джанелидзе. В институте работают 33 профессора, доктора наук и опытные рядовые врачи, многих из которых бывшие военнослужащие. Они прошли локальные войны ХХ и ХХI века, имеют ордена и огромный опыт по спасению раненых.

В-третьих, отличная организация и координация работы всех медицинских работников. В НИИ каждый год проводятся тренировки на случай экстренных ситуаций. При массовом поступлении, а это свыше четырех человек одновременно, работа медиков переходит в режим чрезвычайной ситуации. Здесь важно не создавать паники, толкучки, не потерять драгоценные секунды времени, а быстро и профессионально оказать помощь. Поэтому подготовленные бригады врачей при поступлении раненых после теракта слаженно смогли приступить к работе.

Минно-взрывная травма имеет свои особенности: у пострадавших образуется комбинированное ранение – по существу, это боевая травма. Взрыв произошел в замкнутом пространстве – вагон метро. Поэтому люди подверглись сразу нескольким поражающим факторам:

    1. Пламя. Люди, которые находились в непосредственной близости со взрывным устройством, получили ожоги. 90% пострадавших были с ожогами разной степени сложности.

    2. Взрывная волна. 100% раненых получили баротравму – разрыв барабанной перепонки. Взрыв в замкнутом пространстве создал очень высокое давление.

   3. Ранящие снаряды. Взрывное устройство было начинено ранящими элементами: металлические шарики, шурупы, гвозди. Эти элементы и осколки самого взрывного устройства пробивали тело, ранили сосуды, наносили повреждения различной степени тяжести внутренним органам. 

Фото: предоставлено НИИ им. Джанелидзе
 

«Осколков было в очень много, чтобы достать их все, нужно располосовать всего человека. Мы вынимали только те осколки, которые наносили повреждение организму. Вместе с поражающими элементами доставали волосы, элементы одежды, частицы костей. Все это вместе с ранящим снарядом при взрыве проникло внутрь тела», – рассказал Валерий Парфенов.  

Фото: предоставлены НИИ им. Джанелидзе
 

В ходе спасения людей выполнялись и высокотехнологические операции. «Клеевые композиции действительно были применены, но мы ничего не придумывали. Это смешно! – заметил директор НИИ им И.И. Джанелидзе. – Мы заклеили часть поврежденных сосудов, которые кровоточат. Мы их также применяем и при разрыве селезенки, повреждениях печени или почки. Эти клеевые композиции вводятся, чтобы остановить кровотечение при травматическом повреждении, и кровотечение останавливается, а органы удается сохранить. Если раньше разрыв селезенки был показанием к ее удалению, то сейчас мы можем, благодаря применению этих композиций, в отдельных случаях сохранить орган».

В случае с раненой девушкой, когда металлический осколок взрывного устройства пробил кости черепа и повредил среднюю оболочечную артерию, в результате чего нарушилось кровообращение головного мозга, был применен эндовазальный метод: поврежденный сосуд закрыли специальной спиралью.

Кто и как спас женщину, потерявшую «четыре литра» крови?

 

Многие СМИ приписали лично директору НИИ им. Джанелидзе Валерию Парфенову действия по остановке сильного кровотечения у молодой женщины. А уж количество потерянной крови от одной новости к другой возросло от почти трех с половиной литров до вовсе четырех. В среднем в организме взрослого человека примерно пять литров крови.

Врач пролил свет и на эти неточные сведения. Выдающиеся деятели медицины, такие как знаменитый хирург Н.И. Пирогов, профессор А.А. Вишневский, доктор медицинских наук профессор, полковник медицинской службы в отставке П.Н Зубарев писали, что самый опытный хирург при массовом поступлении раненых должен находиться не в операционной, а на сортировке. Имея самый большой опыт, именно он может определить, какие пациенты по тяжести ранений больше всего нуждаются в экстренной медицинской помощи, в какую операционную и к каким специалистам их нужно срочно отправить. Этого правила придерживается и директор НИИ Валерий Парфенов: сам лично кровотечение он не останавливал.

Зоной ответственности директора НИИ в этот день стала координация взаимодействия всех служб института: работы отделения экстренной медицинской помощи, где наиболее опытные хирурги осуществляли сортировку поступающих пострадавших, операционных бригад, задействованных одновременно в пяти операционных, трех реанимационных отделений, в которых в связи с чрезвычайной ситуацией развертывались резервные койки, службой транспорта и другими подразделениями. От слаженной работы всех этих служб зависела жизнь пострадавших.

Валерий Парфенов приходил во все операционные. Следил за ходом работы врачей, консультировал не только по нейрохирургии, но и по травматологии, а также советовал, в какой именно последовательности необходимо проводить операции.

Читайте также: Пострадавшую от теракта в метро девочку выпишут из больницы

Из всех 24 человек, поступивших после теракта, десять было прооперировано. На сегодняшний день им было выполнено последовательно около 60 оперативных вмешательств. Сначала сделали жизнеспасательные операции, а на второй день, когда состояние стабилизировалось, уже следующие мероприятия по реконструкции костей голени, предплечья и т.д.

Медики действительно выполнили операцию, достойную занесения в учебники. У одной из пострадавших было массивное кровотечение, которое шло из глубины таза. Это была глубокая рана. Сначала кровотечение временно остановили методом тампонады. Затем пациентка была перевезена в рентгеноперационную, где ей сделали ангиографию (рентгеноскопическое исследование сосудов, которое проводят после введения в них рентгеноконтрастных препаратов – прим. ред.). В результате такого исследования удалось выявить поврежденный сосуд. Им оказалась ягодичная артерия. Чтобы остановить кровотечение, был применен опять же эндовазальный метод, то есть просвет сосудов был закрыт спиралью.  

Фото: предоставлены НИИ им. Джанелидзе
 

Кровопотеря пострадавшей составляла около трех литров. Ей были сделаны и другие операции – у девушки также были повреждены легкие, имелись переломы костей таза, черепа и множественные комбинированные травмы. В настоящее время пациентка в состоянии средней тяжести переведена в отделение сочетанной травмы.

Геннадий Селезнев, отец тяжело пострадавшей девушки, студентки РГУП Ани Селезневой согласился выразить на страницах нашего издания от своего лица и лица своих родственников благодарность всем, кто участвовал в спасении его дочери: «Я преклоняю голову перед всем медперсоналом, который участвовал в помощи всем пострадавшим и, в частности, моей дочери. Если бы не они, то моей дочери не было бы. Она поступила самой сложной, и все боролись за ее спасение. У нее была очень большая потеря крови. Семь дней мы были в ожидании чуда, и оно свершилось. Наша Анечка пришла в себя и, на сегодняшний день мы вместе с врачами реанимации радуемся за нашу прекрасную девочку. Хочу найти врачей скорой помощи и пожарных, которые выносили нашу дочь, ведь это они первые дали нашей Анечке жизнь. Хочу поблагодарить этих людей и преклонить перед ними голову. Врачи НИИ – врачи от Бога, они творят чудеса!»

Валерий Парфенов отметил, что одной из пострадавших, с повреждением средней зоны лица, была проведена и пластическая операция. Ее обрабатывали челюстно-лицевые хирурги, по существу, они сделали ей пластическую операцию и все восстановили. Сейчас с пациенткой все хорошо, и никаких дополнительных пластических операций делать не нужно.

На момент публикации в больницах города на стационарном лечении остаются 32 пострадавших, на амбулаторное лечение переведено 50 человек. Об этом сообщила на своей странице в Twitter вице-губернатор города Анна Митянина. 

 

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    Отзывы

    YouDo в Санкт-Петербурге

    Лучшее в Петербурге

    Куда сходить в Петербурге в октябре

    Посмотреть гардероб Владимира Маяковского, послушать нашумевшего Оксимирона, опьянеть от по-настоящему петербургского джазового спектакля или окунуться в страсть аргентинской ночи и танго - «Санкт-Петербург.ру» собрал все самое лучшее во втором осеннем месяце.

    Пять парков Петербурга для самых ярких осенних фотографий

    Ранняя осень – прекрасная пора для того, чтобы прогуляться в выходные по парку, а может быть и запечатлеть красивые желтые листья в своем Instagram. «Санкт-Петерубрг.ру» предлагает пять вариантов для осеннего променада и красивых фотографий.

    Пять осенних фестивалей в Петербурге, которые нельзя пропустить

    Теплые деньки уже заканчиваются, но есть шанс ухватить уходящее лето за хвост, окунувшись в яркие и красочные фестивали, тем более Северной столице обещают еще немного солнца и хорошей погоды.

    Как это сделано

    написать письмо

    Секреты «тихой» охоты: памятка грибникам

    Как вдоволь нагуляться по лесу, принести домой хороший грибной улов и при этом не заблудиться и не отравиться.

    Проверено на себе

    «Надейся на лучшее, рассчитывай на худшее»: «Санкт-Петербург.ру» протестировал бесплатный Wi-Fi в метро

    «Санкт-Петербург.ру» проверил, как работает бесплатный Wi-Fi в метро, и собрал основные проблемы, с которыми могут столкнуться пассажиры.

    Гид по Петербургу

    Пять знаменитых дворов-колодцев

    Знаменитый восьмиугольник, таинственный Дом духов, угловатые формы «дома-утюга» и другие дворы, заслуживающие, по мнению «Санкт-Петербург.ру», обязательного посещения.

    Пресс-релизы