USD 28.12.2019 62.0315 +0.2639
USD ММВБ  
EUR 28.12.2019 69.0349 +0.5346
EUR ММВБ  
Нефть($) 29.05.2020 37.63 +4.56
Нефть(p) 29.05.2020 2334.25 +291.60

"Женитьба" в Театре на Васильевском

Владимир Туманов поставил один из самых ярких спектаклей осени.

У режиссера Владимира Туманова получился сложный, чеховский спектакль. При всей гоголевской атрибутике, будь то гипертрофированный комизм и несимпатичные, гротескные персонажи, режиссер создал драму, а не «невероятное событие в двух действиях». Здесь и черти, и ведьмы, и Иванушка-дурачок.

С Иванушкой странным образом ассоциируется Подколесин, а с чертом – Кочкарев. Последний то и дело кидается на помятую спину надворного советника, шепчет из-за плеча, гримасничает, пританцовывает – в общем, полный Гоголь. Подколесин от этого не менее драматический герой, почти чеховский, почти герой Достоевского. Ассоциация с Чеховым возникает отчасти потому, что на этой же сцене Михаил Николаев (Подколесин) играет Дяду Ваню. Режиссер прорисовал лень, нежелание Подколесина пускать кого-то в свой «диванный» мирок, иррациональную потребность убежать через окно от счастливой перемены. Однако, главное – это его глубинная, беспомощная сентиментальность. Не зря спектакль начинается и заканчивается призывом к слуге, который так и не разу не появляется, стены (мягкие, как и полы, как будто набитые ватой) и высокое окно напоминают интерьер сумасшедшего дома. А в глубине сцены - зеркала, посреди которых то пляшет в панталонах Агафья Тихонона, то медленно, не гляда на себя, поворачивается Подколесин. Режиссер уместно обыгрывает гоголевский мотив двойничества: зеркало появляется лишь иногда, основное же действие ограничено "мягкой комнатой". В Театре на Васильевском нам показали две стороны Гоголя. Не «второе дно» драмы, скрытое где-то за знаменитым гоголевским смехом, а ту другую сторону Достоевского-Чехова.

Сторона эта есть у всех. Моряк Жевакин (характерная роль Арсения Мыцика) мечтает о женском тепле и ласке, но получает отказ уже у 17-ой невесты подряд, Кочкарев сводничает и пьет потому, что собственный брак не удался, Агафья Тиховна на глазах превращается из карикатурной плотоядной купеческой невесты в обманутую женщину. Яичница после скандала с приданым едва ли пойдет снова свататься, а Подколесин - поднимется с дивана. К концу пьесы все герои меняются настолько, что их жизнь после несостоявшейся свадьбы не интересна ни режиссеру, ни писателю. Не меняется только сваха Фекла Ивановна, которая и так скорее элемент колорита, чем герой. Это тот же типаж "ведьмы", который в Театре на Васильевском воплощает Солоха в "Ночи перед Рождеством". Самый плотный, натуральный женский гоголевский тип.

В зале смех. Шутки про жениться или нет, зачем пить, как хорошо, когда дома "бабенка" и как смешна сводня - вечны, ради них зритель и щепотку Достоевского переварит. Короткие понимающие мужские смешки, когда Подколесин думает вслух: «На всю жизнь?!», аплодисменты Кочкареву, снова и снова поднимающего друга с дивана. Фекла Ивановна тоже срывает аплодисменты: еще бы, она ведь за двоих работала, ее зрители - и в зале, и на сцене.

Здесь можно найти комедию, социальную драму, наконец, сословное противостояние. Все диалоги, комедийный "декор" пьесы именно об этих мирских вещах. Но свадьбы в конце нет. Все остаются ни с чем, и самый последний шанс на это «что-то» и режиссер, и Гоголь у героев отобрали. Подколесин больше не выйдет из дома и так и будет бредить, Агафья Тихоновна, которой идет 27-ой год, после такого позора не захочет замуж, Кочкарев - вести "дружбу" с кем бы то ни было. Да и прочие, как уже было сказано, уже неинтересны. Длинный запутанный анекдот, понятный больше на ментальном уровне - такой получилась постановка Туманова. И хорошо, что проблематика, психология, тяжесть не вышли на первый план, что часто случается с постановками по Гоголю. Это смешно - все герои смешные, их движения, сама пластика, их непонимание того, что они смешны. Так что на новую "Женитьбу" Театра на Васильевском стоит идти и подумать, и посмеяться.

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    все блоги
    YouDo в Санкт-Петербурге

    Лучшее в Петербурге

    «Венера», «Пётр I», «Иван Грозный» и «Мефистофель»: семь шедевров из коллекции Русского музея

    Несколько экспонатов одной из главных сокровищниц Северной столицы, которые обязан увидеть каждый.

    «84 сыра», «Пять углов», «Лососиная»: топ-5 мест с необычной пиццей в Петербурге

    Пицца из «Черепашек-ниндзя» от самого Крэнга, огромный треугольник-пепперони на четверых, бар в гангстерском стиле с шотами, а также другие места с пиццей, в которых стоит побывать.

    Львиный мост на канале Грибоедова: балерины, их поклонники и дореволюционные риелторы

    Подробности создания одного из пешеходных цепных мостов, появившихся в Петербурге два века назад.

    Как это сделано

    написать письмо

    Кофе из глины и сливки с мелом: как в царское время подделывали продукты

    Принято считать, что до изобретения консервантов и ароматизаторов вся еда была натуральная. Но фальсификация продуктов ещё в царской России была настоящей проблемой.

    Проверено на себе

    Шесть главных марафонов мира: как пробежать и кто добежал

    В мире бега бесконечное количество стартов: от нескольких метров до тысяч километров, от стадионов до горных вершин. Забеги объединяются, разъединяются, меняют названия, дистанции, логотипы и спонсоров, но самой популярной серией марафонов уже несколько лет остается World Marathon Majors – шесть главных забегов мира, которые объединились, чтобы объединять других.

    Гид по Петербургу

    Эклектика в Петербурге: средневековые башни, атланты, грифоны, пауки, всё сразу

    Яркий архитектурный стиль, который дал свободу зодчим и досыта накормил заказчиков всевозможными диковинными элементами при строительстве и перепланировке домов.

    Пресс-релизы