USD 25.03.2017 57.4247 -0.0981
USD ММВБ 18:17 56.94400  
EUR 25.03.2017 61.8636 -0.2323
EUR ММВБ 18:17 61.0740  
Нефть($) 24.03.2017 50.57 0.69
Нефть(p) 24.03.2017 2903.97 +34.73

Видеозапись на приеме врача

Основатель и директор «Петербургского медицинского форума®» Сергей Ануфриев о возможном введении системы видеонаблюдения в больницах, отделениях полиции и сизо и о современном Паноптикуме.

Поведение пластического хирурга, который показал в прямом эфире на Periscope результат операции по увеличению груди, поражает: в погоне за коммерческим успехом и славой профессионалы и пациенты добровольно расстаются со свободой личной жизни.

В апреле прошлого года я прочел рекомендации общественного совета при Главном следственном управлении Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу о введении обязательной видеофиксации медицинских операций и редакционную статью газеты "Ведомости" «Как сократить смертность в отделениях полиции и сизо» про нарушения прав задержанных, где в качестве первоочередной меры предлагается поставить системы видеонаблюдения за происходящим на территории ОВД и изоляторов.

Такое совпадение не случайно и символично. Такое совпадение не случайно и символично. Идея видеонадзора за людьми вышла за рамки бытовухи: домашних домофонов и автомобильных видеорегистраторов, публичных пространств и корпоративных видеокамер. Она пришла в самые закрытые и эталонные «дисциплинарные пространства», коими французский философ Мишель Фуко называл медицинскую клинику, школу, тюрьму. И причина появления такой инициативы, как всегда, благородна - навести порядок в проблемных сферах государства. 

В былые времена государство могло сказать: «Послушайте-ка, вы будете наказаны, если сделаете вот то-то, и вы не будете наказаны, если этого не сделаете». Государство, гарантирующее безопасность, есть государство, которое обязано вмешиваться во всех случаях, когда течение повседневной жизни нарушается каким-либо исключительным событием. И сразу же закон оказывается неприемлемым; и сразу же оказываются необходимыми упомянутые разновидности вмешательства, исключительный и незаконный характер которых отнюдь не должен выглядеть знаком произвола или избытка власти, но выглядит, напротив, знаком заботы: «Посмотрите, как мы готовы вас защищать, ведь, поскольку происходит нечто чрезвычайное, мы собираемся вмешиваться всеми необходимыми способами, очевидно, не учитывая эти старые привычки – законы или юриспруденцию». Эта сторона вездесущей заботы и есть аспект, в котором предстает государство. 

На первый взгляд введение видеозаписи приема врача и его операций кажется наивным и абсурдным решением (если думать, что инициаторы таких предложений хотят навести порядок в медицинских учреждениях, ОВД и изоляторах), хотя и на бытовом уровне понятным… ведь у большинства потеряна вера в мораль, этику носителей профессии, в элементарное соблюдение профессиональных стандартов и функциональных обязанностей.

Но любому здравомыслящему человеку понятно, что для цивилизации этих институтов государства нужна совсем иная «прозрачность» и иные «методы» повышения качества работы, поэтому кажется, что такая инициатива не будет внедрена. Но если копнуть глубже, то мы увидим в инициативе видеоконтроля за клиникой и изоляторами ОВД зарождение нового и более мощного уровня «дисциплинарной власти», ту, которую Фуко не отождествлял с государственной. Если раньше в медицинском учреждении врачи «наблюдали» за пациентами, то теперь появляется «некто», кто будет «наблюдать» и за медицинским персоналом, и за пациентами, и за всем происходящим (медицинские операции, осмотры, etc). 

В цифровую эпоху надо найти только специалиста по Big Data и анализ этой информации не составит труда. Зато как повысится управляемость системы здравоохранения и граждан. 

Ну а кроме государства медицинские данные активно используют киберпреступники. В течение 2015 года их активность в отношении организаций здравоохранения заметно усилилась. По мнению аналитиков Trend Micro, у этого явления есть две основные предпосылки. Во-первых, это природа данных, которые хранятся в здравоохранении. Такие данные, как номер социального страхования, являются неизменными в течение всей жизни. Это позволяет преступникам даже спустя длительное время после инцидента использовать похищенные данные для мошенничества, шантажа и других преступлений, называемых stolen identity (кража личности), связанных с незаконным использованием чужих персональных данных для получения материальной выгоды. Второй причиной роста инцидентов краж данных в организациях здравоохранения является недостаточность принимаемых мер по их защите. 

Фуко приводит красочный пример «дисциплинарной мечты», в которой воплощается стремление власти все видеть, оставаясь невидимой, и все учитывать, оставаясь анонимной. Речь идет о «Паноптикуме» Иеремии Бентама (конец XVIII века). Паноптикум, по проекту Бентама, — это архитектурное сооружение, реализующее следующий принцип: в центре должна находиться башня, а по периферии — кольцеобразное здание. В башне имеются широкие окна, обращенные к периферийному строению. А это, последнее, разделено на камеры или комнатки, каждая из которых простирается во всю ширину здания и имеет два окна. Одно обращено наружу, и через него в камеру проникает свет, а другое — внутрь, к окнам башни. Теперь достаточно в центральную башню поместить надзирателя, а в каждую комнатку — осужденного, больного, сумасшедшего, рабочего или школьника, чтобы был обеспечен полный надзор. Надзиратель, благодаря проникающему свету, может видеть в каждой комнатке-камере силуэт находящегося там человека и следить, ведет ли он себя как положено и занимается ли предписанным делом. Принцип темницы переворачивается. Вместо лишения света — постоянное пребывание на просвете и под взглядом надзирателя. «Быть на просвете» — вот суть нового вида заключения.

Паноптикум задуман как устройство, продуцирующее у помещенных в него людей сознание того, что они постоянно на просмотре. Этим, по замыслу Бентама, и обеспечивается перманентность контроля, даже если надзиратель устал и закрыл глаза. Совершенство устройства делает излишним реальное непрерывное подсматривание. Это архитектурное сооружение призвано быть машиной для поддержания власти, не зависящей от осуществляющих ее конкретных лиц. Власть тут становится анонимной и безличной. Ее принципом выступает не какая-то определенная обладающая властью личность, а власть как таковая, проявляющаяся в распределении тел, освещения и взглядов.

Паноптикум изобретался прежде всего как тюрьма, однако ясно, что он пригоден для самых разных целей. Он, как подчеркивает Фуко, может выступать инструментом и для дрессировки объектов власти, и для их исследования, и для систематического наблюдения и описания определенного человеческого поведения, и для изучения эффективности определенных способов наказания, педагогических приемов или лекарственных средств.

Поэтому Бентам замыслил Паноптикум как механизм управления всеми сторонами жизни. Он считал, что столь простое архитектурное изобретение позволяет «возродить мораль, сохранить здоровье, укрепить промышленность, распространить просвещение, уменьшить налоги, упрочить экономику, развязать, а не разрубить гордиев узел законов о бедных — и все это благодаря простой архитектурной идее». 

Принцип Паноптикума, по замыслу Бентама, мог быть применен и для контроля за своими собственными механизмами. Например, старший надзиратель наблюдает за младшими надзирателями, а эти последние — за своими подопечными, будь то заключенные, школьники или больные. При этом функции надзирателя может выполнять кто угодно. Поэтому любой член общества, по мнению Бентама, имеет право прийти и самолично проинспектировать работу данного заведения. Благодаря этому, считал Бентам, устраняется риск того, что концентрация власти в Паноптикуме приведет к тирании. 

Так что, как разъясняет Фуко, интерпретируя идею Бентама, Паноптикум — это не просто инструмент, используемый вне и независимо от него сформировавшимися властными отношениями, но сам способ организации и функционирования власти. Фуко видит в Паноптикуме наиболее концентрированное выражение принципов дисциплинарной власти. 

Понятно, что в цифровую эпоху, рождаются новые «Дигитал-Паноптикумы» и, в условиях ностальгии общества по «порядку и дисциплине», они станут реальностью в нашей профессиональной медицинской деятельности, как бы мы не сопротивлялись. И врач становится как и его пациент тоже наблюдаемым объектом в клинике. Начнется с видеозаписи приемов и операций…а закончится ликвидацией врачебной тайны и доступностью медицинских данных для всех. Так что, уважаемые коллеги врачи и пациенты, начинайте готовиться к новым условиям работы/медицинского обслуживания, которые, судя по публикациям в СМИ, не за горами.

Все новости рубрики

    следующая
    следующая
    Все новости
    все блоги

    Лучшее в Петербурге

    Весело и с пользой: куда сходить петербургскому школьнику в дни весенних каникул

    Почувствовать себя миньоном, нарисовать редких животных, побывать в стране чудес: «Санкт-Петербург.ру» узнал, как школьнику можно весело и с пользой провести самые короткие каникулы.

    Где в Петербурге найти весну

    На дворе середина марта, а «температурные качели» продолжают ежедневно кидать Северную столицу то в солнце, то в снегодождь, приправляя все гололедицей. Поэтому «Санкт-Петербург.ру» нашел места, где прямо сейчас можно почувствовать тепло и насладиться зеленью.

    Великий пост: специальное меню в ресторанах Петербурга

    Морковные котлеты с луковым мармеладом и кленовым соусом, запеченная груша с бананово-мятным воздушным муссом, малиновый суп и многое другое - в подборке «Санкт-Петербург.ру».

    Как это сделано

    написать письмо

    Дело в шляпе: как изготавливают женские шляпки

    Кто изобрел цилиндр, почему в Средневековье были распространены соломенные шляпы и как родилась пословица «Безумен, как шляпник». Все об истории возникновения, моде на шляпки и о современном процессе изготовления головных уборов в Северной столице - в материале «Санкт-Петербург.ру».

    Проверено на себе

    Land Rover: 70 лет очарования офф-роудом

    Современный автомобиль – результат более чем трехвековой научно-технической эволюции: от первых паровых машин до встроенных интеллектуальных систем. Последним моделям удалось даже «изучить» и превзойти психофизиологию человека. Яркий пример – британские внедорожники Land Rover. О новейших киберсистемах в действии, о прошлом, настоящем и будущем автомобилестроения, а также о перспективах топливного рынка – в репортаже «Санкт-Петербург.ру».

    Гид по Петербургу

    Пять стрит-арт объектов Петербурга, о которых вы могли не знать

    Банка сгущенки, дракон из советского прошлого и другие стрит-арт объекты Северной столицы, которые незаслуженно остались незамеченными жителями и гостями города.

    Пресс-релизы